ksaS
Праздный мозг - мастерская дьявола
Athene Noctua (Сова Афины) серии Owl and Dragon (Сова и Дракон)
Автор: pickleplum
Герои: Newton Geiszler /Hermann Gottlieb
Размер: 44422 слова (не окончен)
Перевод:_ksa



Глава 22 Tea parties, simple things, pizza, and lentils ( "Чаепитие, простые радости, пицца и чечевица" )

Его комната переполнена, как всегда бывает в тех редких случаях, когда приходят друзья. Саша и Алексис развалились на койке,
с любовью обнимая друг друга сильными руками. Герман наблюдает за ними со своего насеста во вращающемся кресле, сжимая в руке чашку чая, заваренного по-русски.
Саша отхлёбывает из своего стакана, когда Алексис отпускает шутку, и она едва не забрызгивает кипятком всю комнату. Она глотает, и они втроём смеются ещё громче. Герман даже вытирает слёзы, раскрытые крылья трясутся в такт затихающему смеху. Часть его сознания, наблюдающая за всем этим со стороны, изумляется происходящему, но оставшаяся часть лишь подливает чай, не прерывая беседы.
Расходясь, они договариваются поужинать вместе в городе - Ньют тоже приглашён - и прощаются. Перед уходом русские обнимают его, целуют в обе щёки, осторожно оглаживают сильными руками края крыльев - и уходят, широко улыбаясь.
..................................................................................................................................................................................
Комната исчезает, но ощущение пальцев, гладящих перья, остаётся. Он узнаёт руки Ньюта и медленно открывает глаза.
- Наверное что-то классное снилось - говорит Ньют, - чувак, ты только что не мурлыкал.
Герман утвердительно мычит и несколько раз мигает, пытаясь сфокусировать зрение. Его голос хриплый спросонья, но глаза сияют, когда он отвечает: - Несколько старых друзей зашли на чай.
- Только и всего?
- Что тут скажешь? Я любитель простых радостей, - говорит Герман.
- О, правда? - говорит Ньют, вопросительно вскидывая бровь, - Хочешь, обсудим их за завтраком?
- Думаю, что позволю тебе разобраться с ними самому, - отвечает Герман.
- Ха, - усмехается Ньют, - Герман, вызов принят.
Фыркнув, крылатый человек выбирается из постели, чтобы начать дневные дела. Хромая в ванную, он не видит, как Ньют лукаво ухмыляется ему в спину.
........................................................................................................................................................................................

Напарники, как это теперь часто бывает, заканчивают завтрак в полном согласии и отправляется в лабораторию, чтобы продолжить упаковку вещей. Герман оглядывает свою аккуратно прибранную половину и улыбается. "Это не должно занять много времени, - думает он, - некоторое созидательное промедление вполне допустимо".

Он наливает воду в чайник и ставит его кипятиться на плитку. Доставая из стола коробку с чайными пакетиками, он пытается вспомнить, когда в последний раз потрудился заварить себе чай. "Ещё одна привычка, которую нужно восстановить. У нас наконец-то есть для этого время, - думает он, опуская пакетик Эрл Грея в одну из фарфоровых чашек, всё прошлое десятилетие странствовавших с ним с одного места назначения на другое, - Возможно, следующий переезд будет последним. Дом, друзья неподалёку и... компаньон - это может быть прекрасный способ провести... время". Герман сгоняет с лица задумчивую улыбку и принимается, прихлёбывая чай, опустошать ящики стола, слушая в полуха, как Ньют хаотично разносит свою половину комнаты.

Он успевает допить вторую чашку и освободить три ящика, прежде чем его мысли прерывает Ньют, материализовавшийся достаточно далеко в личном пространстве Германа, чтобы заставить того изумлённо подпрыгнуть.

- Чувак, ты понимаешь, что после переезда не будет больше никакой доставки пиццы? - спрашивает он, взволнованно тараща глаза от осознания проблемы.

- Мы и сейчас не часто заказываем пиццу. И моё пищеварение за это признательно, да и твоё, должно быть, тоже, - парирует Герман.

- Но там просто не будет возможности! Это... это как будто мы отрезаны от цивилизации, - кричит Ньют, бешено жестикулируя.

Герман закатывает глаза и саркастически констатирует: - То есть признак настоящей цивилизации - возможность по твоему запросу получить тарелки с жирным подобием еды.

- Не ломай мне кайф, - говорит Ньют, нашаривая в кармане телефон. Он заканчивает заказ и смотрит, хитро улыбаясь: - Хочешь, устроим пикник? На том же месте, что в прошлый раз?

Глаза Германа расширяются, и он садится прямее: - От команды остался только самый костяк... Крыша наверняка пуста, и я думаю что сегодня будет прекрасная погода, - медленно говорит он, тщательно подбирая слова.

- Я схожу договориться о охраной и отключить сигнализацию, если ты получишь еду, - вызывается Ньют.

- Любой повод хорош, чтобы скинуть чек на меня, - ворчит Герман сквозь улыбку.

-Ты раскрыл мой коварный план, - говорит Ньют с драматическим надрывом.

Герман вздыхает, - Приступай уже. По моим часам у тебя двадцать минут.

Ньют небрежно салютует и бежит из лаборатории, чтобы собрать всё, необходимое для пикника на крыше и проверить, существует ли ещё то слепое пятно, не охваченное камерами наблюдения. Если оно осталось, Герман сможет не опасаясь высвободить крылья и почувствовать солнце и ветер на перьях.

....................................................................................................................................................

Пиццу в лабораторию доставляют вовремя, ещё до возвращения Ньюта - чтобы сэкономить при доставке время и силы ресторану давно было выдано GPS-направление к каждой из рабочих зон Шаттердома.

- Куда вам её поставить? - спрашивает курьер.

- На стол, пожалуйста, - отвечает Герман.

Посетитель осторожно осматривает лабораторию, задерживаясь взглядом на стороне Ньюта: - Э-эээ... вы уверены, что хотите есть здесь? - спрашивает он.

- Мы - мой друг и я - съедим её снаружи. Он скоро вернётся, но благодарю за предложение помощи, - отвечает Герман.

Вежливо поклонившись, курьер принимает от Германа щедрые чаевые и покидает лабораторию. Ньют возвращается спустя несколько минут - вооружённый рюкзаком, подушками и пледом. Его энтузиазм заражает Германа настолько, что он чуть улыбается, когда Ньют помогает ему подняться и устроить коробки с пиццей под мышкой. Они отправляются на крышу бок о бок, и улыбка Германа становится шире с каждым шагом.

......................................................................................................................................................

Глядя на гавань, Герман пытается сохранить в памяти каждую деталь пейзажа - от ремонтируемого Моста Камнерезов до горизонта, через следы разрушений, оставленные Отачи и Джипси Денджер. Его накрывает волна сожаления от того, что он никогда не бывал на крыше пока город был ещё цел, или хотя бы относительно цел после нападения Реконера. Ньют тихо кладёт ему на плечо руку и Герман, отмахнувшись от своих раздумий, придвигается ближе и позволяет другу отвести себя к месту пикника.

Усевшись на подушке, он вытягивает ноги, и под взволнованным взглядом Ньютона высвобождает плечи из кожаной куртки, стаскивает через голову джемпер (тёмно-синий) и расстёгивает пуговицы рубашки (пыльно-пурпурной). Он слегка улыбается Гейзлеру, когда тот нетерпеливо тянется к пряжкам сбруи. Бандаж расстёгнут, и Герман поддразнивает Ньюта бесконечно медленно разворачивая крылья, наблюдая с ухмылкой, как у напарника отвисает челюсть.

Закрыв глаза, Герман купается в солнечных лучах, и ветер перебирает его перья, нашёптывая, что весна уже близко. "Она наступит в Новой Зеландии. В этом году у нас будет две зимы. Хорошо, что у меня так много свитеров". Он хватает кусок пиццы и жует её, позволяя ветерку трепать свои волосы и перья.

- Ждёшь-не дождёшься, когда нам не нужно будет никуда красться ради передышки? - спрашивает Ньют, отрываясь от еды.

- Ужасно жду, - убеждённо отвечает Герман, - и по этим трём последним лестничным пролётам я тоже скучать не буду.

- Идёшь в кино сегодня? - напоминает Ньют, - Тендо говорит, что взял на день Святого Валентина нечто особенное. Какой-то иностранный фильм, я думаю.

Герман утвердительно хмыкает.

Они безмятежно проводят на крыше остаток дня. Герман, закрыв глаза, греется на солнце, пока Ньют следит за ним, не отводя глаз. Солнце начинает садиться, ветер стихает, и Герман со вздохом берёт свои вещи, позволяя себе в последний раз расправить крылья под открытым небом, прежде чем одеться.

.................................................................................................................................................................................................................................

Они идут смотреть фильм, который выбрал Тендо. В темноте комнаты отдыха Герман позволяет Ньюту довести себя до дивана у дальней стены. Пока на экране не появляется название Ньют ведёт себя прилично , но потом фальшиво зевает, потягивается и, вместо того, чтобы вернуть руку на место, обнимает ей плечи Германа (несмотря на то, что из-за разницы в росте такой угол гарантированно болезненен). Герман закатывает глаза, но не протестует.

Всё меняется, когда Гейзлер начинает сквозь одежду поглаживать перья вдоль внешнего края сложенного крыла - Герман вздрагивает от удовольствия, потом каменеет, шипит - и Ньют замирает. Короткого, резкого кивка напарника достаточно, чтобы рука биолога не шевелилась до конца фильма.

.................................................................................................................................................................................................................................

- Ты когда-нибудь делал эту фигню с чечевицей? - спрашивает Ньют, когда они возвращаются к себе.

- Почему ты спрашиваешь?

- Ты хихикнул в этот момент.

- Я хихикнул? - фыркает Герман, - Ну, это действительно почти так же увлекательно, как продемонстрировала мисс Тату, - он разглядывает своего спутника, - Тебе надо сходить на рынок и попробовать самому.

- Может, стоит сделать из этого свидание? - спрашивает Ньют, отпирая дверь.

- Тебе не хватило сегодняшних "свиданий"?

- Нет такого слова "хватит", чувак. Кроме того, нам сейчас их надо сразу кучу, потому что в конце месяца неделю будем врозь, - говорит Ньют.

Герман закатывает глаза: - Я уверен, что мы переживём семь дней друг без друга, - отвечает он, раздеваясь и залезая в постель.

- Переживём? Само собой, но, думаю, когда мы встретимся, ты в меня просто вцепишься, - широко улыбается Ньют.

- К твоему сведению, я не "вцепляюсь", а просто придерживаю тебя, чтобы ты ночью не удрал и не натворил чего-нибудь дурацкого, - ворчит Герман.

- Вот раз построишь из запчастей нейронный мост - и тебе его будут всю жизнь поминать, - бормочет Ньют.

- Из хлама, Ньют, не утруждай себя придумыванием названий.

Ньют презрительно фыркает, прежде чем продолжить: - Герман, надеюсь сегодня друзья ещё раз заглянут к тебе на сонное чаепитие. Кажется, таким счастливым как сегодня я тебя никогда не видел.

Герман на секунду задумывается, и кладёт голову на грудь Ньюта: - Потом я буду всё отрицать, - говорит он, - но я думаю, что ты прав.



запись создана: 31.03.2014 в 14:57

@темы: фанфики, переводы, pacific rim, Athene Noctua