13:31 

ksaS
Праздный мозг - мастерская дьявола
Продолжение "Бритвы Оккама"

Название - Occam's Razor
Автор
- Blair Rabbit
Перевод - ksaS
Герои - Германн Готтлиб и Ньютон Гейзлер
Размер: 207811 слов на данный момент



Оригинал:
archiveofourown.org/works/903924/chapters/30127...

Глава 27. You'll Never Walk Alon (Ты никогда не будешь идти один ) - начало.

Затолкав в рот ещё один кусок чёрствого хлеба, Михей Арп принялся его жевать, жмурясь от наслаждения. Издав слабый благодарный стон, рейнджер поднял ко рту миску и начал жадно хлебать жидкий картофельный отвар. Слабый свет церковной трапезной скрыл большую часть порезов и ссадин, покрывавших его лицо, но не мог замаскировать мертвенное голубовато-белое бельмо, затянувшее раненый глаз.
Мако пристально смотрела на него издали, жёстко скрестив на груди руки. Райли расхаживал взад и вперёд позади Арпа, его напряжённая поза совершенно явно сигнализировала, что он готов отправить Сома на пол, если тот хоть пальцем заступит за черту.
Говард вяло бродил по кухне, пытаясь чем-то себя занять и старательно обходя Сома взглядом. Он сложил на тарелку еду, собирая поднос с ужином для сестры и Балора. После того, как они вновь устроили Соню в её комнате, Флуд вызвался подежурить с ней первым. Возможно таким образом он старался подольше не пересекаться с Арпом, но Германн задался вопросом: а может быть он просто рад, что близнец Уотли опять вернулся под их опеку?
Германн спокойно сидел напротив Михея, Ньют, занявший стул возле него, внимательно рассматривал каджуна. Тот постарел, худые ключицы и лицевые кости чётко прочитывались под тонкой, как бумага кожей. Сом болезненно исхудал. Он стал похож на бездомного пса, словно, пережив серьёзную трёпку, не трудился заботиться о себе.
На лацкане его поношенной рейнджерской куртки были приколоты не один, а целых четыре разных значка с джекалопами. Нет, не просто значки с джекалопами - значки Лопера. Теперь это было гораздо больше, чем выдуманные зверюшки и банальная игра слов. Все значки Михея были ручной работы, и каждый был уникален.
Самый маленький был нарисован ручкой и раскрашен цветными карандашами, а самый крупный был так хорошо сделан, что с лёгкостью мог быть принят за оригинал. У одного внизу был флаг штата Айдахо, а на последнем и самом необычном обнимающиеся джекалопы были искусно превращены в маленьких кайдзю, благодаря нескольким дополнительным глазам и светящимся щупальцам, добавленным к привычным длинным ушам и острым рогам.
Оглянувшись на своих товарищей, Германн заметил на их лицах смесь недоверия с испугом. Ньютон заложил руки за спину, его эмоции в дрифте метались между золотыми оттенками любопытства и серым страхом. Германн тяжело вздохнул и переплёл пальцы, собираясь с мыслями. Он первым решился заговорить: - Так... Со... Михей? Вы сказали, что разыскивали нас, что пришли в Абердин, когда PPDC объявил карантин.
Сом проглотил бывший во рту хлеб, запил его глотком холодного растворимого кофе и ответил, сопровождая слова брызгами слюны и мокрых крошек: - Я за вами шёл и вас искал раньше, чем PPDC чо-нить объявили. Нашёл ваш след в Солт-Лейк-Сити. Потом потерял, пока PPDC не сказали про карантин и что тут кайдзю.
Говард громко хмыкнул со своего насеста на кухонном столе. Медленно очищая скорлупу с варёного яйца, он с трудом притворялся незаинтересованным в происходящем: - Ах, даже так? И как ты проследил за нами до Солт-Лейк, Даниэль Бун?

Сом пожал плечами, отбросил назад свои отросшие лохматые волосы и начал устало массировать багровые кровоподтёки вокруг повреждённого глаза. Германн постоянно возвращался к нему взглядом, когда думал, что Сом этого не видит. Молочно-белый цвет напоминал ему полную луну.
- Я допёр, что Балор выторговал за PPDC-овский грузовик машину, чтобы свалить с Харрикейна, так? Так что я начинаю рыть, кто у него купил, и что он взял взамен. Я знаю такие вещи об Харрикейне, какие даже PPDC не знает, так что много времени это не заняло. Я быстро разузнал, не только что за фургон, но и какие на нём батареи. Мне обрисовали, на что вы похожи. Перед тем, как двинуться, услышал, что была какая-то возня с контрабандой в Солт-Лейк. Кто-то пытался продать части нового Егеря. Новые детали... в этом деле все знают, что тут будут неприятности. Так кто же пробует ими торгануть? Я слышал, что вы отцепили кой-чо с Сирены и сложил два и два. Так что сбежал с Бури и дёрнул в Солт-Лейк.
Свой рассказ Арп подчеркнул резким взмахом руки в сторону Германна. Он потерял на этой руке мизинец и безымянный палец - с левой стороны, как и раненый глаз. Свежие обрубки были всё ещё перевязаны грязными обрывками бинтов, которые Готтлиб не сразу заметил. Похоже, последний бой Шквала был ужасен.
- Я смотрел видео на компе и за... з-знал, что ты у океана. Значит вы уже свалили из Юты. И я просто ухожу. Тыкаюсь в разные места, пытаясь вас сыскать. Еду в Калифорнию, подумываю насчёт Канады и тут слышу про Абердин. Ну и двигаю в Абердин.
Мако сильно нахмурилась. Она переводила взгляд с бледного лица Арпа на значки на лацкане рядом с раненой рукой, пытаясь понять и просчитать Арпа.
- Что же, очень хорошо. Вы просто детектив, рейнджер Арп. Но однако, это не объясняет нам, зачем вы здесь. И в первую очередь, почему вы ищете доктора Готлиба и доктора Гейзлера.

Её голос звучал резко и деловито. Голос "не пробуй меня наебать" - Германн слышал, как Мори использовала его для людей, на которых у неё не хватало терпения... или которые ей просто не нравились. Ньютон откинулся на спинку стула, балансируя на задних ножках и нервно раскачиваясь взад и вперёд. Дрифт был до отказа наполнен его любопытством, так что для страха не осталось места, и когда Ньютон заговорил, он выпалил лишь четверть того, что его интересовало, постаравшись придержать остальные вопросы.
- Да, и как бы не так это просто, но и... Что случилось с Дамаском? Почему вы ушли из PPDC? Они в курсе? Вы в бегах? Почему вы так много знаете о контрабанде?
Арп вздрогнул под градом вопросов, вес которых явно придавил его поникшие плечи и отхлебнул глоток кофе, явно пытаясь потянуть время.
- Гляньте, я понимаю, что вы не хотите мне доверять. Блин! Я бы и сам себе не доверился. Я вёл себя как ублюдок, сам знаю. Мне...д-дайте-ка я просто начну отвечать доку Гейзлеру, и это, может, ответит и на ваш вопрос, мисс Мори.
Рейнджер нервно потёр заросший подбородок, словно прикидывая, на какой вопрос Ньютона ответить сначала.
- Я в Харрикейне был... завязан в большом дерьме. Отчасти контрабанда и продажа наркоты... и всё такое прочее. Поведение недостойное рейнджера. Но PPDC смотрело на это иначе, потому что я знал, куда идут части после боёв и как деньги переходят из рук в руки.
Комната погрузилась в тишину. Германн заметил, что Райли, глядя в пол, рассеянно водит пальцем по краю стола, но при этом чувствовалось, что он слушает Арпа всем телом.
- Дамаск вляпался не в пограничную схватку. Это была стычка из-за контрабанды. Кто-то с той стороны забора не получил наркоту, которую хотел... или, может, стволы... точно не знаю. Знаю только, что на нас напали два Егеря СВШ сразу. Может из мести, может ради острастки. Типа власть показать. Контрабандисты - это крутой бизнес, как наши вояки. Люди бегут, и те, кто контролирует Егерей на границе СВШ этим пользуются. Дерьмо, они пользуются этим.
Арп остановился, его лицо скривилось от боли. Он стукнул по столешнице костяшками раненой руки и глухо взвыл от ярости и злобы. Миска перед ним подпрыгнула, опрокинулась и скатилась со стола, разлив по полу остатки содержимого. Никто не пошевелился, чтобы её поднять.
- Вайли... он мёртв из-за меня. Он знал всё про мои дела! Знал всё про контрабанду - и не говорил ни слова! Ни одного проклятого слова, всегда это обходя, потому что я - семья. Я-я любил его... а он меня ненавидел.
Михей яростно провёл рукой по волосам, раздирая спутанные пряди, и хотя он по-прежнему не нравился и не вызывал доверия у Германна, тот не мог ему не посочувствовать. В эту минуту горе и вина рейнджера были ощутимы, как нечто живое. Если это был спектакль, то чертовски хороший.
- Я здесь, потому что согрешил и хочу искупить... загладить свою вину за то, что натворил.
Михей посмотрел на Германна и Ньюта, взгляд его затуманенного мёртвого глаза слепо скользнул по ним. Он огладил пальцами значки на груди куртки, задержавшись на хуже всех нарисованном.
- Вайли тебе верил. Сказал мне, что это всё изменит, а я над ним посмеялся. Я не знаю, дезертир я или нет... я просто знаю, что должен что-то сделать, чтобы отдать долг. Так что я ушёл не оглядываясь, и похоже PPDC не подняли особого шума... слишком заняты вами, да? Мой маленький братишка... мой напарник был хорошим человеком - и он умер без всякой чёртовой причины. Он бы хотел быть тут и помогать вам... так вот я понял куда идти, чтобы начать моё п-покаяние.
Он сбился и замолчал, судорожно глотнув кофе из своей почти пустой чашки. Все молча следили за ним, ожидая, не скажет ли он ещё что-нибудь, но было ясно, что ему либо нечего добавить, либо он не может заставить себя продолжать говорить. Наконец Райли поднял голову и сделал шаг вперёд: - Михей, я вам верю и думаю, что вам должно быть позволено остаться.
Арп съежился, удивлённо оглядываясь на Бекета. Герман поймал взгляд Райли и кивнул, слепо доверяя его решению. Со времени их первого разговора в комнате, полной реликвий, он ощущал, что Райли глубже понимает людей, чем ему когда-нибудь удастся. И как и Михей... он тоже потерял брата. Если Бекет чувствовал, что Арп искренне раскаялся и готов помогать их делу, Готтлиб не видел причины для возражений, даже если он сам не был вполне уверен в честности этого человека.
- Тогда и я согласен.
Мако издала тихий неодобрительный звук, а Говард раздражённо пристукнул вилкой по столу и заговорил жёстким голосом: - Значит, вы ему теперь доверяете? Самый дерьмовый рейнджер, когда-нибудь выплюнутый Академией, а мы должны просто поверить в его слезливую историю? Да ебись конём, мне всё равно сколько глаз он потерял... может пойти искупать ещё где-нибудь!
Мако согласно кивнула, и Германн был изумлён, увидев, что она не солидарна с Райли. Раньше он никогда такого не видел - обычно эти двое были на одной странице... или хотя бы в одной книге.
- Я согласна с Говардом. Мне неприятен Арп и его намерения, он всегда относился ко мне без малейшего уважения, и я не понимаю, каким образом смерть его брата заставит тигра сменить шкуру.
Райли умоляюще взглянул на свою напарницу: - Люди меняются, Мако... Люди всегда могут измениться.
Германн поднял руку и посмотрел на Ньютона. Связь между ними слегка дрожала, оттого что Ньют понял, что ему суждено дать решающий голос. Беспокойство сделало их соединение теснее, и каждая крошечная эмоциональная вибрация током проходила сквозь тело Германна.
- Ньютон... Как ты думаешь, Михею может быть позволено остаться с нами?
Гейзлер нервно потянул нитку, торчащую из рукава куртки. Он сжал и разжал руки, прикусил ноготь и изучающе прищурился сверху вниз на Арпа: - Я не забыл, как ты разбил мне лицо, чувак. По общему мнению, ты клистир королевского размера, но мы с Хермом типа задолжали твоему брату. Вайли был стоящим парнем. Так что я думаю... - Ньют виновато взглянул на Мако, - ... я думаю, мы должны дать ему шанс.
Мако кивнула, выражение её бесстрастного лица невозможно было прочитать: - Значит так... Я остаюсь в меньшинстве и буду уважать ваше решение, - она замолчала, повернув голову в сторону Арпа. Сом не ответил на её взгляд, склонив голову и выглядя действительно пристыжённым, - но если он поведёт себя неверно, я отказываюсь с ним мириться.
Подойдя к Мако, Райли протянул руку и обнял свою напарницу, уткнувшись лбом в её лоб и шепча что-то, что Германн не расслышал. Кивнув каждому из них, Сом пробормотал благодарность: - Вы об этом не пожалеете... Я обещаю.
Мако нахмурилась и не удостоила его ответом. Германн услышал, как она прошептала Райли что-то по-японски, прежде чем выйти в главную дверь, ведущую к общежитию. Говард хмыкнул и, набрав полные руки еды, последовал за ней. Выходя в тускло освещённый коридор, он бросил через плечо: - Если ты заставишь пожалеть нас - мы заставим пожалеть тебя.
.............................................................................................................................................................

За три дня до того, как их ждали в Сиэтле, Ньютон громко объявил за завтраком, что на закате ждёт всех на пляже для какого-то загадочного неназванного события. Используя найденные в церкви письменные принадлежности, он даже озаботился написать своим хаотичным, почти нечитаемым почерком приглашения, где указывалось время и предлагалось "принести собственную закуску". С помощью Говарда, Ньют устроил внизу на пляже что-то вроде длинного дивана, перерыв всю церковь в поиске подушек и ободрав с кроватей одеяла, чтобы подготовить для всех удобные сидения. Германн был вынужден признать, что впечатлён. Из нетерпеливых, смутных дрифт-впечатлений он знал, что партнёр что-то затевает, но не ожидал, что это будет чем-то сложным и хорошо спланированным. Такое действительно не было в стиле Ньютона.
Небо было безоблачным, когда Германн спустился на лифте, чтобы посмотреть, как солнце заходит за горизонт. С ним пришли близнецы - Говард помогал идти сестре. Она позволила ему, и хотя постоянно ныла, что с ней обращаются как со стеклянной, было ясно, что она ещё нуждается в дополнительной поддержке.
Погода всё ещё была не по сезону холодной, но ветер утих и снег не падал. Мягкую "диванную" зону защищали от непогоды окружавшие огромные тела трёх лежащих кайдзю. Недавно прибывший "категория-1" нетерпеливо огляделся, раскрывая и закрывая пасть и взволнованно скаля зубы. Полковник, лежавший позади маленького кайдзю, широко зевнул - ярко-синяя полость рта ярко светилась на фоне темнеющего неба. Мадпаппи устроился на почётном месте, головой прямо возле одеял, где будут сидеть люди.
После выписки из больницы Соне удавалось посещать Мадпаппи короткими урывками. Едва завидев её, кайдзю издал пронзительную трель, взволнованно ёрзая. Просияв, Соня приветственно помахала ему рукой: - Придержи лошадок, Мадди! Я иду! Не раздави нас, ОК?
Как только брат подпёр её грудой подушек, Соня свистнула и подняла руки. Радостно протрубив, Мадпаппи склонился к ней и потёрся самым кончиком морды о её лоб и щёку. Близнец Уотли погладила его по носу, и так мирно они просидели довольно долго. Мадпаппи издавал глухие щёлкающие звуки где-то в глубине горла, из его ноздрей неслось низкое громкое мурчанье, все шесть глаз кайдзю были закрыты от счастья. Соня поцеловала Мадпаппи в нос и что-то тихо ему шептала. Там, где она прикасалась к чешуйчатой коже, вспыхивали яркие пятна. Германн задумался - может ли Мадпаппи её услышать, но казалось это не имеет значения. Он понял то, что она пыталась сказать.
...........................................................................................................................................................................
Говард вырыл в песке яму, чтобы они могли развести костёр, и таскал в этот неглубокий кратер куски плавника. Он удивлённо поднял голову, когда внизу пляжа появился Возносящийся. Словно призрак он возник из-за деревьев и медленно пошёл к скоплению людей и кайдзю.
- Ну и зачем он нам... Уф. Терпежу нет, как хочется увидеть, что за чертовщину Ньют затеял.
Со вздохом Германн опустился на груду подушек и одеял и откинулся назад, чтобы посмотреть, как появляются звёзды. Он улыбнулся, позволив костылю рухнуть на землю с глухим стуком.
- Ньютон редко думает, что делает, но сердце у него, как правило, на нужном месте.
После нескольких попыток Говарду удалось поджечь сырой плавник, и воздух наполнился теплом и дымом.
К ним медленно брёл Балор - оранжевое пламя освещало его лицо. Он взглянул на Сорокопута, сейчас неподвижно застывшего возле линии прилива и настороженно посмотрел на кайдзю. Германн осознал, что он впервые видит, как они взаимодействуют лицом к лицу. Бросив вниз сумку-холодильник, Балор нашёл себе место возле близнецов, изо всех сил игнорируя гигантские фигуры за спиной.
- Сом не придёт. Говорит: "я ещё не готов для кайдзю". Если честно... э-ээ... - Флуд невольно вздрогнул, когда Мадпаппи, оторвавшись от Сони, поудобнее устроил свою громадную голову на передних лапах, - ...я не буду его за это винить.
Говард закинул руки за голову, глядя в огонь, стреляющий угольками в темноту: - Да и ладно. Я от того, что он не явился, особо плакать не стану.
Кто-то подошёл, тяжело пыхтя, и Германн почувствовал. что это Ньют, раньше чем его увидел. Гигантская фара Возносящегося вспыхнула, отправив тени кайдзю танцевать на склоне скалы. Сами кайдзю, мигая от внезапного света, протестовали громким недовольным рычанием. Встав в свете фары Возносящегося, как в луче прожектора, Ньют, всё ещё пытающийся отдышаться, низко и медленно поклонился собравшимся.
- Леди и джентльмены и... э-э... кайдзю. Я счастлив, что вы все здесь собрались ради моего супер-секретного и удивительного... проекта.
Балор хрюкнул, закатил глаза и нетерпеливо крикнул Ньютону: - Ты там водевильчик сыграть собираешься? Чечётки маленько сбацать? Давай, Клякса!
Подключились близнецы, быстро подхватывая реплики друг за другом: - Куклу вижу, а где чревовещатель?
- Это стриптиз или что? Штаны долой! Или раздевайся, или покажи фокус!
- НЕТ! И ТО И ДРУГОЕ!
Не ведясь на подначки, Ньют поправил на носу очки, и Германну пришлось слегка прикрыть рот, чтобы спрятать расползающуюся улыбку.
- Спасибо, Статлер и Валдорф... Фокусов хотите, маленькие засранцы? Будет вам охеренный фокус...
Германн смотрел, как его напарник, скрывшись из круга света, вытащил что-то из кармана. Вглядевшись в кнопки на чёрной пластиковой панели, Ньют кивнул и дал отмашку Сорокопуту. По его сигналу фара погасла, и единственным освещением на пляже остались свет от маленького костра и мерцание кожи кайдзю, наблюдавших за всеми этими мытарствами с терпеливым любопытством.
Плюхнувшись возле Германна, Ньют бросил взгляд на пульт управления и нажал кнопку, которую по-видимому искал.
Из головы Сорокопута вышел луч слегка подрагивающего света и откос скалы под церковью ожил. Из динамиков на груди Егеря (о которых Германн не знал) полились звуки оркестровой музыки, наполняя пахнущий солью воздух. Кайдзю встревоженно оглядывались, издавая растерянные звуки, а маленький "Категория-1" встал столбиком, как суслик, отчаянно разыскивая источник шума. Германн потянулся к ним и ощутил в затылке щекочущее чувство, означающее, что Ньютон занят тем же.
- Это просто музыка, это хорошо...
Сопровождаемые музыкой на утесе появились слова "Уолт Дисней представляет" и медленно поползли титры, наполовину затенённые головой "категории-1", перекрывшей дорогу лучу проектора. Оглянувшись через плечо на недоумевающего кайдзю, Соня рассмеялась, махнула рукой, пытаясь привлечь его внимание и закричала, сложив ладони рупором: - Эй! Не засти!
Распахнув пасть на своей ламантиньей физиономии и недоумевающе буркнув, кайдзю гулко обрушился на пляж, подвернув под тело передние лапы. Германн был уверен, что они с Ньютоном рассказывали Улью о фильмах - это было частью урока о реальности и фантазии, когда они обсуждали воображение. Они использовали фильмы как пример, чтобы объяснить абстрактную идею создания несуществующих вещей. Улей принял это понятие достаточно быстро, и Театр Снов по существу был версией субботних мультиков для кайдзю.
Германн прижался к Ньюту, натягивая одеяло так, чтобы получилась тёплая нора для обоих.
- Как ты это сделал? Как ты установил проектор?
Белоснежка запела стае белых голубков, и фильм официально начался. Ньют подтянул колени к груди: - Ну, надо признать, Мако мне здорово подсобила. Она даже помогла настроить его в Возносящемся. Я подключил свой ноут к этому здоровенному старому проектору. Я его нашёл в кладовке, набитой акустическим оборудованием - это возле коридора, ведущего к лифту. Чёрт, я там нашёл массу разнообразного дерьма... даже пиротехнику. Думаю, церковь это использовала в проповедях на пляже. Пытались впечатлить простаков, или Богов Кайдзю, или ещё что-нибудь. Я подумал, что будет круто установить его и использовать... Я имею в виду - взгляни...
Ньют оглянулся через плечо с довольной улыбкой. Вся троица кайдзю смотрела фильм, мерцавший на срезе скалы. Их огромные рептильи морды восторженно реагировали на каждую музыкальную ноту. Пока нарисованная героиня пела, светящиеся оборки на голове Мадпаппи развернулись, тихо покачиваясь в такт звукам. Когда на белом коне появился Прекрасный принц, Полковник, что-то бормочущий себе под нос, одобрительно щёлкнул клыками о когти.
Германн высмотрел Мако и Райли, которые смотрели вместе со всеми, сидя на длинном выгнутом плече Возносящегося - прижавшись друг к другу, сблизив головы. Полускрытая за ними луна чётко высвечивала их силуэты, пока музыка из динамиков на груди Возносящегося Сорокопута поднималась до самых звёзд.
- Хорошо, Ньютон. Должен признать - это была отличная идея.

Близнецы и даже Балор полностью погрузились в фильм. Охотник подошёл к Белоснежке с поднятым кинжалом, и кайдзю предупреждающе зарычали, реагируя на происходящее на экране хрюканьем и свистом. Соня смеялась, грозя обрыву кулаком: - Так! Бу-уу! Проваливай!
Оттого, что в его голове бормотал и гудел Улей, Готтлиб смотрел фильм рассеянно. Он не сразу понял, что Ньют наблюдает за ним - свет проектора танцевал по его искажённому лицу.
- Ньют, а почему Белоснежка?
- Э-э... ну, в общем, это один из немногих фильмов Диснея, где никто не убивает в какой-то момент огромного дракона или монстра.Ты удивишься, насколько часто это случается, а я бы не хотел расстраивать кайдзю-ум...
Германн прервал его, склонившись и напористо поцеловав в губы. Их тела прижались, и безумные волны любви и нежности протекали сквозь них, пока вокруг звучал смеющийся голос Белоснежки. Германн запустил длинные пальцы в растрёпанную шевелюру Гейзлера, перекосив ему очки, мир под его веками пузырился горячим и ярким розовым, пока он неохотно не прервал поцелуй. Ньют прошептал ему в ухо, засунув под прикрытием одеяла руки под рубашку на спине: - М-м... да, вот про это и говорю... места для поцелуев.
Над ними прокатилось хриплый взрык, и в лицо Германну дунул теплом сердитый выдох. Вздёрнув верхнюю губу Мадпаппи глухо рявкнул.
- Чувства слишком шумные! Мешают смотреть Белоснежку! Притихли!
Они поспешно распутались друг от друга, Германн залился краской, а Ньют высунул руки так, чтобы Мадпаппи мог их видеть. Готтлиб громко откашлялся, затылком ощущая косые взгляды близнецов.
- Прости, Мадпаппи! Будем держать себя в руках!
Одобрительно зарычав, Мадпаппи кивнул и повернулся к скале-экрану. Германн почувствовал, как под одеялами Ньют взял его за руку, и его окутало ощущение безопасности. Кайдзю отреагировали на что-то, происходящее на экране. Балор и Говард расхохотались, когда Соня совершенно ужасно передразнила голос Белоснежки. Германну захотелось взять этот миг и заморозить его во времени, каким-то образом найти способ удержать его в руках и переживать снова и снова. Улей пробормотал что-то тихо и счастливо, и он ещё раз поцеловал Ньюта в щёку, прежде чем вернуться к просмотру.
....................................................................................................................................................................................................
Они покинули Первую Церковь Святого Зверя утром.

Снег сменился холодным проливным дождём, тяжёлые крупные капли которого превращали сугробы в слой жидкой каши. Дороги таяли, и холодная влага соединялась с завитками густого тумана, повисшего над всем. Силуэт церкви маячил прямо над белым туманным облаком, и Германн смотрел на него с оттенком грусти.
Несмотря на своё первоначальное предназначение, после гонконговского Шаттердома это здание больше всего приблизилось к понятию дома, чем любое другое, и Готтлиб с удивлением понял, что будет скучать по нему, скучать по странному святилищу, предоставившему кров их маленькой общине.
Балор сгорбился рядом с ним, привалившись к борту фургона. Ворча, он закурил сигарету, дым поднимался от его ноздрей и губ, чтобы смешаться с холодным белым туманом и раствориться, словно призрак, в бледном небе. Он не говорил, лишь смотрел водянистыми глазами на церковь и Германна. Готтлиб прислонился рядом с ним, убрав часть веса с костыля. Какое-то время он поглядывал на пожилого мужчину, пока они оба слушали отдалённый шум прибоя. Когда Готтлиб наконец заговорил, собственный голос показался ему очень громким: - Пожалуйста, можно мне сигарету?
Флуд вопросительно взглянул на него и, пожав плечами, выбил сплющенный белый столбик из пачки в кармане.
- Эт скверная привычка, Ерман, штоб её начинать.
Германн зажал в губах сигарету. Он ощутил языком первый привкус старого табака и кивнул, поднимая ладонь, чтобы прикрыть зажигалку от порыва ветра. Готтлиб приложил титаническое усилие, чтобы вдохнуть - и не смог. Глаза заслезились, когда дым обжёг слизистую носа и оставил неприятный привкус в глотке. Он глотнул дым и закашлялся, задыхаясь: - Любое... время годится... для начала... Любопытно...
Германн затянулся глубже и вновь яростно закашлялся. Через мгновение организм притерпелся, мышцы расслабились, дым, наполняющий лёгкие вызвал ощущение затопляющего тела покоя. Он перестал задерживать дыхание, и выпустил белый дым через нос с финальным сухим кашлем. Несмотря на неудачное начало, он ощутил специфическую никотиновую расслабленность, которая вовсе не была неприятной.
- Я понимаю, как человек может к этому привыкнуть.
Балор следил, как чайки пролетают сквозь полосы тумана над ними, растворяясь в грязно-сером небе.
- Раньше я кажный день обещал Шону, што брошу. Это у нас была обычная шутка... вроде ритуала. Первая сигарета за день - и он на меня сердито глянет. А я ему улыбнусь, вроде как "Шон, мальчик мой, ну ничо не могу поделать, курю иногда" . А он скажет: - Эх, дядя Балор, эт тебе нужно для общения, - инженер усмехнулся, стряхнул пепел и начал задумчиво играть зажигалкой, рассеянно выщёлкивая огонёк.
- И тогда я обещал ему бросить курить. И кажный раз врал. Не ему, а себе.
Флуд взглянул на сигарету слезящимися глазами, его волосы курчавились и липли к черепу в пропитанном влагой воздухе. Он позволил окурку выпасть из руки, и растёр его возле трещины в асфальте.
- Свезло поймать што-нить от Мелеро или Дегхари?
Германн вытер глаза рукавом рейнджерской куртки, стараясь не подать виду, что обеспокоен вопросом Балора.
- Нет. Я уже две недели не слышал Неты или Куша. Ни слова даже по е-мейлу. Я могу только надеяться, что это потому, что они слишком заняты суетой PPDC. Я боюсь предпринимать какие-то серьёзные усилия для связи с ними. Военные знают, где мы, но они не должны знать, что у нас есть помощники внутри. Безопасность по-прежнему важна. Признаюсь... я беспокоюсь за них.
Не только за них. Германн волновался за всех, кто был близок ему и Ньютону... в том числе и за Ванессу. Они не разговаривали после того случая в Форте, но она по-прежнему была в его мыслях. Должно быть, ей известно о видео. Сообщили ли они ей о его смерти? Отец Ньютона несомненно был в курсе, но Ванесса технически больше не была Германну ближайшим родственником. Это уже не имело значения, сейчас мир знал, что они живы. Новости о встрече в Сиэтле царили в радио-эфире. Они были самым актуальным сообщением каждой крупной новостной сети, и предположения выдвигались самые невероятные. Кайдзю собирались показаться, и Готтлиб не был уверен, что человеческая раса вполне готова к этому.
.................................................................................................................................................................................................

На стоянке сквозь туман медленно проступили человеческие фигуры, по мере приближения их смутные силуэты становились всё более отчётливыми. Дождь превратился в мутную завесу из крошечных водяных капель. Из этой сырости вышел Говард с последним из вещевых мешков и с Ньютом на буксире. Улыбка Гейзлера исчезла, когда он увидел сигарету во рту Германна. Подойдя, он резко выдернул её: - Нет.
Германн нахмурился, облизывая сухие губы: - Ньютон, я не думаю, что ты можешь просто...
Ньют встал на цыпочки, чтобы заглянуть ему прямо в глаза, ткнув его для убедительности в грудь палец: - Нет.
Их связь налилась морозным синим оттенком, и Германн не смог удержаться от улыбки, усмиряя гнев Ньюта уклончивым пожатием плеч: - Ну нет так нет.
Кузов фургона качалась взад и вперед, и компания взглянула вверх, чтобы увидеть Сома, стоящего на крыше передвижного дома, уперев руки в бока и всматриваясь в туман.
- Поверить не могу, что кто-то трахался с этой хренью и ставил на неё солнечные батареи. Вы знаете, что это такое? Это старый шеви флитвуд джембри. Мой кузен в таком жил - его папа купил в 1990 году. Она не заводилась и воняла, как дохлая собака. Чудо, что этот ещё ездит.
Говард закинул в гостиную последний рюкзак и устроил целый спектакль из стряхивания с рук воображаемой пыли: - Зря ты так пренебрежительно к нему относишься. Мы прошли длинный путь, и эта колымага сумела остаться целой... наверное.
Успокоившийся Ньют, покачиваясь на каблуках улыбнулся снизу вверх Сому. Пройдя к корме кемпера, он положил руку на лестницу, ведущую на крышу: - Чувак, ты собираешься ехать там всю дорогу до Сиэтла?
Арп плюнул в сторону кабины и вытер рот тыльной стороной раненой руки: - Мы ж поползём по миле в час, так ведь? Ну я прикинул...
Каменный хруст и треск ломающегося дерева прервал рейнджера. Земля затряслась, и верхушки деревьев, выглядывающих из-за утёса, раздвинулись, когда над ними возникла огромная голова Мадпаппи. Раскрыв пасть, кайдзю послал в сторону воды требовательный зов, глубины его рта светились в сером полумраке, как маяк. В ответ издалека донёсся жалобный вопль, отозвавшийся эхом в груди Германна. Этот звук заставил его зубы вибрировать, а глаза - слезиться. Они будут следовать морем... братья будут ждать их в Сиэтле... и там будет Мать.

Мадпаппи на океан не согласился. Он упрямо заявил о своём желание сопровождать кемпер пешком по суше. Германн и Ньют вдвоём спорили с ним несколько часов, но ничего не вышло, он не согласился ещё раз их покинуть. Путь от Абердина до Сиэтла был очень коротким, но из-за возжелавшего присоединиться к ним кайдзю Балор выбрал маршрут по максимально окольным дорогам. Чтобы избежать городов и военных, два часа езды должны были превратиться в путешествие на весь день. На случай, если Мадпаппи окажется недостаточно тяжёлой обузой, караван имел ещё одно странное дополнение, превращавшее их поход в полный балаган - Возносящегося Сорокопута.
Рейнджеры не могли остаться в Абердине, и Сорокопут в конце концов должен был быть возвращён. Они не могли бегать от этого вечно. Германн не настолько доверял PPDC, чтобы позволить Мако и Бекету лететь перед ними к месту встречи, где они, вероятно, будут тут же арестованы, что только добавит сложностей в дальнейшем. Готлиб надеяться, что амнистия, оберегающая его, Ньютона и Улей будет соблюдена. Если у прессы возникнут вопросы, они всегда могут сказать, что PPDC отправил Сорокопута в качестве эскорта, своеобразного телохранителя - как это и выглядело со стороны.

Мадпаппи наконец-то вскарабкался на край утёса, и вслед за ним поднялся Сорокопут. Его броня слегка громыхнула, когда он занял своё место, пустой взгляд экрана бесстрастно взирал сверху вниз на фургон.
Ньютон запрокинул голову, пытаясь увидеть скрытую туманом голову Возносящегося. Он отчаянно помахал, и рейнджеры помахали в ответ - шевельнув гигантскими пальцами. Мадпаппи кружил вокруг Егеря, подсовывая макушку под его тяжёлую руку, словно требующая внимания кошка. Говард, встал в дверях фургона - его лицо слегка побледнело, когда он пробормотал. обращаясь к Балору и Германну: - Как вы думаете, что они сделают, когда мы приведём Егеря назад? Технически мы все дезертиры, так ведь? И мы украли детали Сирены? Я имею в виду, даже если они не арестуют нас сразу, они попытаются сделать это потом, так? На тормозах они это не спустят.
Балор хмыкнул, рассеянно потёр ключицы и, пройдя к кабине фургона, открыл дверь водителя. Его ответ прозвучал хрипло и неутешительно: - Мы себе постельки сами стелили, парень. Теперь придётся в них спать.
Мако и Райли ласково пробежали кончиками пальцев робота по морде и подбородку Мадпаппи. Германн мог видеть металлическое расширение на руке Егеря, там где в ножнах скрывался клинок, убивший Везувия - и в очередной раз ощущал странный разрыв между прошлым и настоящим. Он заглянул в фургон и попытался поймать взгляд Говарда, деловито распихивающего вещи в каждую свободную щель.
- Говард, на данный момент у нас есть неприкосновенность, а это уже кое-что. Мы просто должны разбираться со случающимся по мере поступления.
Пробурчав что-то себе под нос, Говард скрылся в спальне в конце кабины, вероятно чтобы проверить, как там сестра. Германн сделал медленный, шаткий шаг вперёд, и ощутил. как туман липнет к нему, ероша волосы на затылке и оседая влагой на ресницах. Ожидающие Мадпаппи и Сорокопут превратились в смутные цветные глыбы, движущиеся над верхушками деревьев. Тёплая рука сжала его руку, и Германну не нужно было смотреть. чтобы понять, кто это.

<- Я надеюсь, Ньютон, что когда-нибудь мы сможем вернуться.>
Ньют крепко стиснул пальцы Германна. Дрифт сверкал серебряными и белыми искрами. Они были похожи на звёзды... или на солнечные блики на океане. Крошечные проблески тепла, вытопленные из печали и усталой покорности.
<- Да.>
Германн закрыл глаза и глубоко вздохнул. Улей плыл глубоко под водой. Он ощущал давление над ним и тьму вокруг него. Чувствовал его сердцем, одновременно стоя возле кемпера и замедляя дыхание, чтобы не тратить кислород из неоново светящейся синей крови. Всё больше братьев взывали из глубин. Все они направлялись к Магнолии, торопясь присоединиться к родне.
<- Ньют ... Я так боюсь.>
Ньют поцеловал его ладонь и потянул его к кемперу.
<- Мы почти на месте, Хермс. Всего пара барьеров до финиша.>

Примечания от Ксы:
Статлер и Валдорф - персонажи из Маппет-шоу - парочка неприятных стариканов. Можно было поискать какой-то наш аналог, но не стала.
За полную точность перевода Сома не поручусь - он говорит так, что Балор мне уже кажется милым. По крайней мере, я уже обычно знаю, какие звуки он сглатывает, где шепелявит и прочее. А вот волшебный отчасти коряво-французский выговор Сома сломал мне голову почти до желания попросить автора прислать его реплики нормальным английским. Но это было бы неспортивно.
Ну и наконец-то нашлось место любимой картинке:

А эту картинку вынесу за кат (автор eltsia ):




@темы: фанфики, переводы, pacific rim, Occam's Razor

URL
Комментарии
2014-04-17 в 13:52 

Dr. Noname
Хеди любит тебя, Гарри © mobius
мммм, наконец-то перевод <3
есть где сплясать над милотой, с ужасом подождать грядущих пиздецов и в очередной раз отвесить комплименты Кроличку за причиненное добро
(и за вырванную у Германна сигарету! XD)

2014-04-17 в 14:07 

ksaS
Праздный мозг - мастерская дьявола
Dr. Noname - Сигарета - даааа! Это был оргазм. Вот одновременно уложить давнюю мечту кроличка посмотреть на Германа с сигаретой и в очередной раз дать красивый штришочек к характеру Ньюта (потому что всё могло быть так и только так).

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

всякая всячина

главная