09:23 

ksaS
Праздный мозг - мастерская дьявола
Athene Noctua (Сова Афины) серии Owl and Dragon (Сова и Дракон)
Автор: pickleplum
Герои: Newton Geiszler /Hermann Gottlieb
Размер: 49623 слов (не окончен)
Перевод:_ksa


Глава 24 "French girls, feral children, gifts, and poker nights" ( "Французские девушки, дикие дети, подарки и ночи покера" )


Просыпаясь в последний их с Ньютом совместный день в Гонконге, Герман испытывает укол сожаления, удивляющий его самого. Всего пару месяцев назад он бы отметил недельную передышку от Ньюта с праздничными колпаками и гирляндами. Однако теперь...
Он размышляет о том, как избавиться от этого чувства, когда Ньют, сидящий за столом и что-то чиркающий в блокноте, начинает фальшиво подпевать музыке в своей голове.
"Возможно, что в конце концов я смогу оценить неделю тишины" - со вздохом думает Герман, переворачиваясь и садясь.
Подняв голову, Ньют наблюдает, как он с наслаждением потягивается, развернув крылья: - Чувак, нет! Ты можешь опять лечь как было? Я почти закончил этот набросок, но мне нужно ещё разок глянуть на угол между крыльями и плечом.
- Ты делал... набросок с меня? - спрашивает Герман, недоумевающе поднимая голос.
- Как с одной из моих французских девушек, - усмехаясь отвечает Ньют. Он запрокидывает голову, состроив мечтательное лицо: - Может мне стоит купить тебе на день рождения какую-нибудь запредельно безвкусную цацку? Колье на тебе будет неплохо смотреться, - продолжает он, - Может не так хорошо, как кольцо на пальце, но... неплохо, - Ньют энергично мотает головой, словно пытаясь вытрясти эту идею, - В любом случае, у меня уже есть целый блокнот тебя.
Герман хлопает глазами, изумлённо приоткрыв рот.
- Не веришь, да? - Ньют шагает к нему и заглядывает в глаза, стоя настолько близко, что Герман уже не способен его чётко видеть.
- Чувак, у тебя опять затык в голове, - говорит Ньют. Его рот выгибается в ласковой улыбке: - На. Полистай, пока я добываю твои таблетки, - говорит он, кладя блокнот Герману на колени.

Пока Ньют гремит в ванной пузырьками, Герман медленно переворачивает страницы блокнота.
"Совы. Анатомические диаграммы. Схема нового бандажа. Крылья. Глаза. Плечи. Ресницы. Мой ЧУБ".
"Он всерьёз," - понимает Герман. Слева в блокноте осталось всего несколько пустых страниц. Он аккуратно закрывает его и откладывает в сторону.
Ньют появляется возле со стаканом воды и горсткой таблеток и следит, как Герман рассортировывает их по-порядку и глотает в три приёма, запивая каждую порцию глотком воды.
- Ну, тебе достаточно льстит быть моделью художника? - спрашивает он.
- Как только какой-нибудь из них меня для этого выберет, немедля тебе сообщу, - парирует Герман.
Лицо Ньюта обиженно морщится: - Ладно... Сам знаю, что не Ван Гог, но, эй, чувак - я не совсем пропащий. Ты уже видел мои эскизы! Я ж делаю все иллюстрации к моим статьям и все мои татуировки выросли из того, что я начирикал.
- Я сказал это не подумав. На самом деле они достаточно профессиональны. Иногда я забываю, что теперь можно быть к тебе добрым, не притворяясь, - говорит Герман с кривой улыбкой, - После пяти лет критика и подначки вылетают сами собой.
Ньют хихикнул: - Аналогично. Понадобится время на переучку.
.............................................................................................................................................
Пока Ньют проверяет свою почту, Герман, стоя перед зеркалом в ванной, ощупывает шею чуть ниже линии роста волос. "Чёрт, - думает он, - опять отросли". Вздохнув, он достаёт из шкафчика за зеркалом набор пинцетов и прислоняется бедром к раковине - с маленьким зеркальцем в одной руке и пинцетом в другой. Глубоко вдохнув, он захватывает корень белого пёрышка ниже затылка и тянет. Перо легко выходит, и Герман откладывает его в сторону для утилизации.
Ньют просовывает голову в дверь, когда Герман подцепляет второе перо.
- Что ты делаешь, - спрашивает он, - сам себя ощипываешь?
- Да, - шипит Герман, высвобождая следующее перо. На его месте выступает капелька крови.
Несколько секунд Ньют то открывает, то закрывает рот, не находя слов.
- Чувак, зачем? - наконец-то пищит он.
- Потому что они сразу под волосами и видны над воротником. А ещё о них неприятно трётся ткань, - говорит Герман, пожимая плечами, - Я с детства так делаю.
- Э-э... Помощь нужна?
- Нет, спасибо. Я сам могу с этим справится, - дёрнувшись, он вытаскивает третье перо.
- Та-ак... ты их просто дёргаешь?
- Да. Как можно ближе к коже, - четвёртое выходит, оставив ещё одну кровавую точку.
- Ты сказал, что делаешь это с детства... У тебя всегда были такие перья?
Герман утвердительно мычит, без ущерба извлекая пятое.
- Эй, а они меняются с возрастом? Когда ты был ребёнком, у тебя был сплошной пух? А вот эти большие сексуальные маховые перья отросли во время пубертата?
- Излагая коротко - да, - он легко вытаскивает шестое, - Мне говорили, что я был, как ты выразился, "в пуху", пока мне не исполнилось три или четыре года, и эти... - говорит он, добавляя седьмое перо к компании на краю раковины, - ... были всегда. После я оброс промежуточными "детскими" перьями. Братья и сестра говорят, что в процессе смены я выглядел полуощипанным, - на восьмое перо Герману требуется две попытки, - Моё, так сказать, "взрослое оперение" выросло, когда мне было двенадцать, - после того, как девятое перо расстаётся с его шеей, он делает паузу, - И, предваряя твой вопрос, - да, я линяю каждое лето.
- Выпадают все крупные перья? - спрашивает Ньют, и Герман с беспокойством подмечает его прикидывающий взгляд.
- Да, начинается с ближайших к телу и постепенно доходит до крайних.
- В точности как у совы.
Кивок Германа сбивается, когда он выдёргивает последнее перо, - Приходится так поступать со всеми проблемными, - говорит он, стирая кровь с кожи салфеткой.
- Как часто тебе нужно это делать?
- Необходимость возникает примерно раз в неделю, - отвечает Герман.
Ньют затихает, прислонившись к косяку: - Чувак, теперь я понял, почему папа не разрешил мне держать попугая. Вам, ребята, нужно дофига всякого заморочного ухода.
- Понимаю твою озабоченность. Ты и с уходом за собой едва справляешься - с ухмылкой говорит Герман, собирая выдернутые перья и протискиваясь мимо Ньюта, чтобы добавить их к прочим, ждущим расправы в глубине его шкафа. Ньют издевательски фыркает ему вслед, и Герман пренебрежительно качает крылом.

Он достаёт бандаж и позволяет Ньюту, явно обрадованному этим, помочь себе в выборе одежды (чёрные брюки, пиджак и обувь, бордовый джемпер и рубашка оттенка слоновой кости - всё из женевских обновок). Когда Ньют, откашлявшись, тянется расстегнуть верхнюю пуговицу его рубашки, Герман недовольно фыркает, но не делает никаких попыток исправить ущерб.
.................................................................................................................................................................................................................................................
Они пробыли в лаборатории всего несколько минут, когда Ньют, должный готовить последние образцы к криогенному хранению, прерывает недолгое молчание.
- Я всё ещё думаю о пушистом маленьком Германе, - говорит он, - у тебя есть твои детские фото?
Герман, уже полностью ушедший в чтение почты, вздрагивает от этого вопроса, поднимая недовольный взгляд: - Нет. Моя семья не хотела увековечивать мою жизнь. Я был глубокой мрачной тайной.
- Ты имеешь в виду "мой отец не хотел увековечивать мою жизнь", так ведь?
Герман не отвечает, и Ньют рассматривает его молчание как согласие: - Я так понимаю, что в кабинете у него не найдётся твоего фото?
- У него в кабинете никогда не было никаких семейных фотографий. Он не сентиментален. Своё обручальное кольцо он снял на следующий день после маминых похорон. Я не уверен, что он его хранит.
- Господи, просто мороз по коже, - Ньют демонстративно передёргивается.
- Она бы поступила также. Они никогда не любили друг друга.
- Тогда зачем им всё это ?..
- Я не хочу это дальше обсуждать, - решительно говорит Герман, возвращаясь к своему компьютеру.
Ньют, что характерно, не готов бросать тему: - Таким образом мы имеем ещё одно доказательство полного мудачества твоего папы, - говорит он, - Ещё раз спрошу: он хоть что-нибудь для тебя делал как надо?
Поразмыслив секунду, Герман отвечает: - Именно мой отец настоял на том, чтобы я получил образование. Моя мать позволила бы мне расти дикарём.
- О боже, "Дикий Герман" - покинув свою половину комнаты, Ньют присаживается на край стола математика и ухмыляется, глядя на него сверху вниз: - С ещё худшими социальными навыками.
- Кто б говорил, - поднимает бровь Герман.
- У меня есть социальные навыки! - кричит Ньют, спрыгивая на пол.
- Просто ты решил ими не пользоваться, - спокойно отвечает Герман.
- Сам-то ты точно не мистер Дружелюбие.
- С этим фактом я готов смириться, потому и надеюсь, что большую часть общественных связей в нашем новом проекте на себя возьмёт господин Чой.
- Ты думаешь, что я собираюсь забить на свой шанс блеснуть на публике?
- Я надеюсь, что ты оставишь это бремя кому-то более опытному и сосредоточишься на твоих исследованиях.
- Ну, чувак, продолжай надеется. Я вполне уверен, что все захотят поговорить с тобой или со мной. Ну, понимаешь - с героями, - говорит он, широко ухмыляясь.
- Так или иначе, я думаю что они предпочтут мисс Мори и мистера Бекета.
- Ни в коем разе! Мы куда интереснее! - убеждённо говорит Ньют.
- Это спорно. Они определённо привлекательнее, -
добавляет Герман, норовя уколоть тщеславие Ньюта
- И тут мимо. Да кто вообще сможет отвести взгляд от таких великолепных экземпляров как мы? - расплывается в улыбке Ньют.
Углы рта Германа горько опускаются.
- Да что за ёбаный стыд?! - отчаянно всплёскивает руками Ньют, - Если ты будешь лезть на стенку каждый раз, когда я говорю "экземпляр", мы никакой работы не получим.
Герман вздыхает, - Вернись к работе, а я схожу добуду нам какого-нибудь кофеина.
- Круто. Спасибо, чувак. Возвращайся поскорее, но учти - от разговора насчёт "экземпляров" ты не отмажешься, - и, махнув рукой, Ньют отправляется обратно на свою половину, немелодично напевая под нос.
..................................................................................................................................................................................
Подойдя к стойке кафе, Герман обменивается тёплыми улыбками с Танг Мин и делает заказ для себя и Ньюта. Девушка предлагает свою помощь в транспортировке напитков в научный отдел, и они идут вместе, дружелюбно болтая. Герман осторожно несёт латте Ньюта (с силуэтом Треспассера на пенке), а Мин справляется с его капуччино и термосом чая.

Ньют благодарит его за кофе, улыбается на кайдзю и, принимая латте у Германа, касается его пальцев чуточку дольше, чем это необходимо.
Танг Мин хихикает, и учёные оборачиваются, глядя на неё.
- Вы оба так сильно переменились. Первые годы после вашего приезда мы все были в ужасе. Держали пари, кто из вас убьёт другого, когда и где. А сейчас мы не удивимся, если узнаем, что вы спите вместе как котята.
Мужчины переглядываются и тут же опускают взгляд. Герман чувствует, как горит от румянца лицо и краем глаза ловит широкую улыбку Танг Мин.
Она заговаривает с ним на кантонском диалекте, исключив этим из разговора Ньюта: - В самом деле, доктор? Так вам обоим лучше. Самое время вам ему кое-что сказать.
- Я настолько легко читаюсь? - спрашивает Герман, глядя на неё.
- Нет, - отвечает она, - это я такая наблюдательная.
Он почтительно склоняет голову: - Ах, мисс Иен, я буду по вам скучать.
- Хорошо, - отвечает она. - Не забудьте, я буду писать вам о моей работе.
....................................................................................................................................................................................
- Знаешь, а для печально знаменитого мизантропа ты прям неплохо чармишь молодёжь, - говорит Ньют, выглядывая из-за своей чашки, когда Танг Мин исчезает в коридоре, - Я ни на что такое не намекаю! Тебя любят дети и... ну вот как ты назовёшь тех, что уже не дети, но помоложе нас? - да не суть важно... они смотрят тебе в рот. Такое ощущение, чувак, что у тебя для детей есть особая приручательная магия.
Герман хмыкает: - Вероятно это потому, что у меня есть младший брат. Я привык ладить с теми, кто помладше.
- Тут что-то большее. Я думаю, всё дело в твоей харизме. Думаю, я просто как-то мимо этого проскочил, - Ньют задумчиво прихлёбывает кофе, - Или они могут разглядеть, какой ты лапочка под всеми внешними колючками.
Герман фыркает и вновь усаживается за стол, в самом деле надеясь наконец-то закончить возню с почтой, пока Ньют не найдёт ещё один повод ему помешать.

Но ему всё равно слышно, как Ньют перерывает последнюю оставшуюся на столе кучу документов и испускает торжествующий вопль, найдя пропажу.
- Вот. Это тебе, - говорит он, подбегая к Герману, который с покорным вздохом сохраняет черновик ответа, - Я отстойно пакую подарки, так что они без фантиков, - он вручает ему две книги.
- Он чудесный, - говорит Герман, оглаживая пальцами чехол для ноутбука с вытесненным созвездием Лебедя.
- Так ты убережёшь свой планшет от песка, когда будешь работать на пляже. Из звёзд, что мы сможем видеть на новом месте, у них было только это. Никаких других причин. Реально, - Ньют обороняюще поднимает руки, готовый отразить волну недовольства, но Герман только улыбается.
- Зацени второй, - заметно повеселев предлагаетНьют.

- Жаклин Мак Глейд. Я читал много её работ, - говорит Герман, отворачивая суперобложку, чтобы прочесть аннотацию.
- Это статьи. Я подумал, ты захочешь какого-нибудь лёгкого чтива, пока меня нет рядом. Я знаю, ты любишь чтобы были настоящие страницы, которые можно листать. Ты такой старомодный придурок, - подначивает Ньют.
Герман отвечает ему лёгкой улыбкой и опускает глаза: - Боюсь, у меня для тебя ничего нет, - смущённо говорит он.
- Не заморачивайся. В конце концов в этом доме я основной добытчик, - ухмыляется Ньют.
Герман возмущённо шипит.
- Ой, вот только без этого. Мы оба это отлично знаем, - говорит Ньют, упирая руки в бока, - С 2014 года ты на окладе у армии, а до этого, думаю, получал преподавательские гроши. А я зарабатывал в MIT реальные бабки, и с кое-каких моих патентов всё ещё капает прибыль, - его хулиганская улыбка становится ещё шире, - Кроме того, - продолжает он, - я знаю, сколько министерство собирается нам платить и, ну, мне типа побольше.
Возмущённо взглянув на него, Герман вздыхает.
- Очень хорошо, - говорит он, - Я больше не испытываю вины за то, что не сделал тебе подарка, - он отпивает глоток своего капуччино.
- Отлично. Подожду, когда отдашь натурой.
Герман давится кофе и яростно выкашливает жидкость, попавшую в дыхательное горло. Ньют переминается поблизости, нерешительно трепеща руками: - Шутка! Просто шутка! О-господи-боже-пожалуйста-не-умирай!
- Я не умираю, - хрипит Герман, разобравшись с дыханием, - Однако я бы попросил воздержаться от подобных комментариев там, где нас кто-то может услышать.
Ньют закатывает глаза: - Чувак, - он показывает на дверь, качая головой: - Котята?
- Полагаю, ничего подобного в виду не имелось, - нехотя отзывается Герман.
- И для записи, - серьёзно подолжает Ньют, - это была просто шутка. Никакого нажима. До пункта "натурой" доберёмся когда и если ты захочешь, ладно? Ты тут главный.
- Спасибо, - говорит Герман, быстро стискивая руку Ньюта.
- Эй! Публичная демонстрация привязанности! Прогресс!

Со вздохом Герман убирает руку, и, отворачиваясь от Ньюта открывает новую книгу. "Несносный коротышка" - думает он.
Ньют вновь усаживается на край его стола, и математик, не отрываясь от книги, протягивает руку, спасая едва не снесённый Ньютом термос.
- Ты помнишь, что у меня несколько дней не будет ни телефона, ни интернета, да? - напоминает Ньют, - Там что-то не то со спутником или ещё с чем-то...
- Я в курсе этой проблемы, - отвечает Герман, продолжая читать, - Боюсь, как бы ты, заскучав, не навредил себе чем-нибудь.
- Спасибо большое, я отлично могу о себе позаботиться, - фыркает Ньют, - К тому же днём там по крайней мере будут строители.
- Надеюсь, они по моей просьбе будут держать тебя подальше от острых инструментов и тяжёлых предметов.
- Ты серьёзно позвонил строителям и попросил их меня пасти?
- Кто-то должен это делать, - переворачивает страницу Герман.
Ньют, ухмыляясь, демонстрирует ему средний палец: - Ну-ну, посмотрим, что из этого выйдет.
Фыркнув, Герман откладывает книгу, и возвращается к своим грифельным доскам - чуть ли не единственному, что ещё осталось на левой стороне лаборатории. Взяв мел, он дважды его пробует, и принимается за новую строку уравнений в поисках нового способа прогнозировать повторное открытие Разлома.
- Герман, замри! - вопит Ньют, - Стой так! - он стремительно карабкается по лестнице Германа,чтобы оказаться возле математика. Прижав рулетку рядом с его поднятой рукой, он отпускает вниз свободный конец, фиксирует данные и убирает ленту, - Отлично. Можешь отмереть, - говорит он.
- Могу я узнать, что это было? - спрашивает Герман, вновь принимаясь писать.
- Наверное. Я измерил тебя, чтобы заказать мебель для нашей новой лаборатории.
Герман растерянно мигает.
- Смотри, это типа трудно объяснить. Когда туда доберёшься, сам всё увидишь.
"Это непременно плохо кончится", - думает Герман, заканчивая строчку и переходя к следующей.
..........................................................................................................................................................................................
Когда вечером они возвращаются в свою комнату, Герман ссутуливается над письменным столом, делая пометки в последнем отчёте об экологии уже почти их острова, пока Ньют убивает время, оставшееся до последней "покерной ночи" в Шаттердоме. Герман не уверен, но кажется Ньют опять взялся за наброски.
"Игнорируй его" - говорит он себе, и сдвигает крыло так чтобы максимально перекрыть Ньюту обзор. С другой стороны комнаты доносится сдавленный стон разочарования.
- Уверен, что не присоседишься к нам в игре? - спрашивает Ньют. Кровать скрипит, когда он поднимается с неё и потягивается, хрустя позвоночником.
- Маршал запретила мне это несколько лет назад, - отвечает Герман, - и мне и здесь очень неплохо. Он опускает крылья, и смотрит на Ньюта через плечо.
- А, верно, - негромко говорит Ньют. Перед уходом он проводит тёплыми пальцами по позвоночнику Германа, задержавшись между лопатками, чтобы осторожно раздвинув перья погладить кожу. Герман вздрагивает и раздражённым взрыком напоминает Ньюту насколько мало он ценит подобные способы физического контакта. Он слышит, как Ньют пренебрежительно фыркает и повторяет своё движение, на этот раз проводя кончиками пальцев от линии роста волос Германа к пояснице. Тот снова вздрагивает, на коже рук проступают мурашки, крылья трепещут. Он вновь рычит, и Ньют машет ему рукой и смеясь, выходит за дверь.
"Несносный коротышка, - напоминает он себе, - мой несносный коротышка".
Он улыбается, удивляясь тёплому чувству, наполняющему сердце, когда он представляет себе Ньютона, со вздохом закрывает текст на своём планшете и зажмуривается: "Мой коротышка", - думает он снова.
Он наклоняет голову и касается пальцами тех перьев, которые только что трогал Ньют - невесомо, как слабое дуновение ветра. Он ощущает внутренний трепет, открытые крылья вздрагивают, словно готовясь к полёту.
....................................................................................................................................................................................
Герман уже давно принял душ и удобно устроился в постели с книгой, когда Ньют возвращается - несколько потрёпанный и с опустевшими карманами.
- Ну ладно, как думали, так и вышло, - бормочет он, плюхаясь на постель, - они всё ещё играют, а я сломался, и у меня убийственно болит башка. Ты должен научить меня считать карты. Или что-то ещё.
Герман ласково смотрит на него сверху вниз: - Поднимись и переоденься для сна, а я принесу тебе аспирин и воду.
Он мягко подталкивает его в плечо, пока Ньют, постанывая, не сползает с матраса.
Когда Герман возвращается из ванной, Ньют раздет до боксёров и потрёпанной футболки с логотипом Страйкер Эврики на груди. От этого наряда Герман изумлёно хлопает глазами. "Это моя футболка, - понимает он, - он позаимствовал мою одежду".
Пожав плечами, Герман суёт стакан и таблетки Ньюту, который сидит за столом, баюкая голову. Тот принимает аспирин, не протестуя, и обрушивается на стол, опустив лоб на руки.
- Тебе в самом деле надо лучше думать, прежде чем лезть во что-то вроде этого, - тихо говорит Герман, мягкими круговыми движениями растирая плечи Ньюта, - Особенно если тебя с утра в дорогу.
Ньют отвечает невнятным ворчанием, но его мышцы начинают расслабляться.
Решив, что уже сделал всё возможное для своего... партнёра, Герман подкатывает его стул к краю кровати, так, чтобы Ньюту оставалось только перекатиться на место. Убедившись, что тот не свалится с матраса, Герман откатывает стул на место, гасит свет и осторожно переползает через крепко спящего соседа.
В полусне он чувствует тепло от тела Ньюта, зарывшегося ему под крыло.

От автора:
Жаклин Мак Глейд является ведущим ученым в области экологической информатики, применяющая математические принципы к сложным природным системам. Навыки подобного рода понадобятся Герману в его новой работе.
Некоторые фразы в середине - вокруг части с игрой в покер - могут показаться знакомыми. Они полностью скопированы из фика "Прикосновение" (одно из авторских боковых ответвлений "Совы Афины" ) . Это фанфик о том, что происходит в промежутке между уходом Ньюта и его возвращением в номер. Читать его, для того, чтобы понимать основную историю не обязательно, самое важное там то, что Ньют так же привлекателен для Германа, как Герман для Ньюта. Но это и так довольно ясно.

Чёрт, можно отсюда я своими словами?
Итак, далее в примечании автор информирует, что хотя вокруг "Совы..." наросло некоторое количество эротики разной степени тяжести, как её, так и не её авторства, непосредственно "Сова..." останется довольно целомудреной - обнимаются, целуются, держатся за руки, максимум - невинные ласки. Весь более увесистый материал будет происходить строго в ответвляющихся фанфиках (которые сложены в общей серии "Сова и дракон" ), для понимания событий, поисходящих непосредственно в "Сове Афины" боковые фанфики не важны (это не моё мнение, это уточнение автора), потому что если там происходит что-то значимое для сюжета. она обязательно упоминает это в основном тексте.

Я из возникшего "вокруг Совы..." кое-что перевела ("Синяя птица", "Нормальный" ) и переводить буду (тем более, что автор дала на это карт-бланш), а кое-что - нет.

Примечания:
"Как моих французских девушек" - отсылка к "Титанику" - "нарисуй меня как своих французских девушек".
"Маршал запретила мне это несколько лет назад" - это как раз из "Прикосновения" - там уточняется, что прошлый или позапрошлый маршал (точнее, прошлая) запретила Герману учавствовать в шаттердомовских покерных турнирах после того, как он выиграл у народа талоны на кофе за два месяца.


@темы: фанфики, переводы, pacific rim, Athene Noctua

URL
Комментарии
2014-05-15 в 15:25 

MishyakS
meus fabula est mei ut dico
я все удивляюсь - автор создала такую замечательную, какую-то цельную свою вселенную вокруг этих двоих. и они такие нежные и нужные друг другу.. очень теплое ощущение после прочтения 'Совы' каждый раз
и вот опять повторюсь, но ваши переводы чудесны! спасибо :з

2014-05-15 в 16:12 

ksaS
Праздный мозг - мастерская дьявола
MishyakS, Всё так. Сова - очень добрая штука. Я после новой главы Оккама неделю ходила с мокрой мордой - и тут эта Сова с всеми добродушными подначками и нежностью. Не то, чтобы я совсем просохла, но хотя бы выражение "у меня кто-то умер" с морды ушло в процессе работы.

URL
2014-05-15 в 16:51 

MishyakS
meus fabula est mei ut dico
_ksa, ооо!! последняя глава оккама вообщееее
а я ее еще и на ночь прочитала.. прочла, тихонечко выключила комп, тихоонечко легла спать и просто думала - ну а вдруг проснусь утром, а это будет всего-лишь злой сон, но нет.
грустно главка закончилась, как же автор теперь все закрутит дальше, даже загадывать наперед уже страшно

2014-05-15 в 18:46 

KSW*[ExH] ~///~
Drink with me, dance with me // Take my hand and sing along // This is my favourite song
прихожу я после пяти пар, сварившйся нафиг в лаборатории и опять нехорошо нервный...
и тут "Сова.." =^___^= подтверждаю целебный эффект, о котором сообщили и вы, и предыдущий комментатор.
а ещё меня прёт от возможности прослеживать одновременно несколько разных вероятностных линий и авторских прочтений вселенной. спасибо за труд!
*завидует Ньютону* я тоже хочу крылатых людей с натуры рисовать. даже таких временами бук, как Герман.

2014-05-15 в 19:01 

ksaS
Праздный мозг - мастерская дьявола
cadet_lopatin.dso,
Я ему тоже адски завидую - учитывая, что для меня Герман всё-таки имеет анатомию Бёрна Гормана, а у этого мужика очень грамотно тренированное тело - ууу... А уж сколько бумаги я бы на его руки извела... А на эту невыразимую морду...

URL
2014-05-15 в 19:20 

KSW*[ExH] ~///~
Drink with me, dance with me // Take my hand and sing along // This is my favourite song
_ksa, вот что вы наделали :alles:
пойду пытать счастья в сети, покуда проц опять не сварился в этой душной комнате.
морда тоже что надо, это верно. сложно постичь её конструкцию, но я не сдамся)

2014-05-15 в 19:29 

ksaS
Праздный мозг - мастерская дьявола
cadet_lopatin.dso,
я зараза. я знаю:)

URL
2014-05-15 в 20:16 

KSW*[ExH] ~///~
Drink with me, dance with me // Take my hand and sing along // This is my favourite song
_ksa, нести заразу в массы - дело исключительно благое)
а я то ли плохо ищу, то ли нет в природе, но даже в рост фото мало... а может, у вас есть что? *_*
коварный план

2014-05-15 в 23:03 

ksaS
Праздный мозг - мастерская дьявола
cadet_lopatin.dso,
Просто жмите по тегу Бёрн Горман - и будет вам счастье. А потом ещё покажу, где много:)

URL
2014-05-15 в 23:05 

ksaS
Праздный мозг - мастерская дьявола
cadet_lopatin.dso, ksas.diary.ru/?tag=2849364 - вот все мои посты по нему - картинок там порядком.

URL
2014-05-15 в 23:33 

ksaS
Праздный мозг - мастерская дьявола
cadet_lopatin.dso,
а это очень богатый склад всего - и фото по Бёрну, и рисунков по Рубежу, и рисунков по Ньюту: photo.qip.ru/users/sirickss/200689956/212845663...

URL
2014-05-16 в 14:09 

KSW*[ExH] ~///~
Drink with me, dance with me // Take my hand and sing along // This is my favourite song
_ksa, *аж забыл, на каком языке сказать* спасибоо!
я ленивый, не спорю, но сегодня на матане в перерыве между задачками уже понабрасывал конкретно Германа. линия рта это аррррр *___* тресну, но схвачу характер

2014-05-16 в 14:19 

ksaS
Праздный мозг - мастерская дьявола
cadet_lopatin.dso,
Линия рта - это невероятно, да. Всё недовольство несовершенством мира одним углом. Не говоря уж о том, насколько его меняет улыбка.

URL
2014-05-16 в 15:12 

ksaS
Праздный мозг - мастерская дьявола
cadet_lopatin.dso, Я-то когда думаю именно про Германа из Совы (в начале особенно, пока Ньют не начал его так раскачивать), то вижу посмертного Харпера из Торчвуда. Вот именно эта смесь горечи и согласия взять от жизни хотя бы те крохи, что ему ещё оставлены: static.diary.ru/userdir/3/1/4/4/3144368/7929489...

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

всякая всячина

главная