01:11 

ksaS
Праздный мозг - мастерская дьявола
Продолжение "Бритвы Оккама"

Название - Occam's Razor
Автор
- Blair Rabbit
Перевод - ksaS, помощь в распутывании некоторых мест - Леночка.
Герои - Германн Готтлиб и Ньютон Гейзлер
Размер: 236160 слов на данный момент



Оригинал: archiveofourown.org/works/903924/chapters/38992...

Глава 29: The Last Canto (Последняя песнь) - 2 часть.

Белый кайдзю парил в темноте подле него. Когда он заговорил, в каждом слоге ощущался слабый, едва заметный, ирландский выговор. Эти две вещи не сочеталось друг с другом. Получалось что-то вроде ментального эквивалента арахисового масла и жевательной резинки.
- Это конец?
Герман вытянул бледную руку, чтобы коснуться гигантской морды Котика. Он почувствовал осязаемую плоть и... тепло... Синие глаза кайдзю смотрели на него с любовью, а его голос заполнял, вынося из той бездны, в которую Германн падал.
- Закончена ли история?
Светящиеся отростки усов прижались к нему, их кончики засияли, словно звёзды, ярко-голубым светом. Германн толкнул к носу Котика своё онемевшее тело и изумлённо рассмеялся, гладя скользкую упругую кожу.
- История? Котик... я...
Он был растерян. Его первый брат по Улью, его спаситель был здесь, и вновь вытаскивал его из темноты.
- Что ты здесь... Ты здесь, а я так никогда и не смог расплатиться с тобой за прошлое спасение... за все спасения. Ты продолжаешь меня спасать. Ты продолжаешь пытаться меня хранить.
Усы приблизились, почти обнимая его. С каждой минутой голос кайдзю всё больше напоминал Шона Патрика.
- Маленький голос - брат Улья. Я тебя люблю. Горжусь тобой.
- Твой голос... Шон Патрик - это был ты? В снах, в дрифте - э-это был ты?
Глаза Котика ярко сияли, кожа вокруг них собралась морщинками, словно у самого Германна, когда тот улыбался: - Возможно... возможно каждый больше, чем кто-то один. Как в Улье. В Маленьком голосе тоже много всякого. Он cын злого безумца, и друг рейнджеров, и любовь Быстро мыслящего... Это не только Котик, и не только Шон Патрик... Много лоперов, много кайдзю... множество голосов и все они вместе.
Озадаченный Германн плотнее прижался к Котику и помотал головой, не в силах разгадать сказанное: - Я не понимаю... это звучит похоже на одну из бессмысленных загадок Шона Патрика.
Котик добродушно расхохотался. Они дрейфовали в пустоте, окружённые островом синего света.
- Для дрифта нужны трое - Егерь и пара рейнджеров, но при этом они - одно целое... так? Из всех вещей можно сделать другие вещи или что-то новое. Все тяготы долгого пути нужны, чтобы создать нового человека. Маленький голос уже не тот, что в начале, да?
- Нет... Думаю, что не тот.
Готтлиб поднял глаза и обнаружил, что видит своё собственное лицо, отражённое в одном из огромных глаз Котика. Зрачок расширился и сжался, стараясь сфокусироваться на нём. Рычащий голос кайдзю был ласков: - Маленький голос хочет идти дальше? Хочет упасть?
Германн задумался, рассматривая свои усталые черты в сияющей синей глади. Реальный мир был затянут дымкой. Он помнил только, что наверху была боль и зыбкие надежды. Внизу же не было ничего, кроме забвения, и в этом был покой и определённость. Всё кончится.
- Это не стыдно - желать покоя. Упасть - не беда.
Он задумался над выбором... но ненадолго.
Привычно сунув костлявую руку в карман своей рейнджерской куртки, Готтлиб нащупал жёсткую таблетку мятного леденца. Покачав головой, он улыбнулся, крепко сжимая его в кулаке. Ньютона здесь не было, он ждал его в другом месте - растрёпанный, неряшливый, неизменно шумный, идущий напролом тем путём, который он считал верным. Бросить его было немыслимо, как и близнецов, Мако, Балора, Бекета... его семью, его Улей. Они будут ждать. Германн улыбнулся своему отражению в зеркале огромного глаза: - На том свете отдохну... Меня ждёт Ньютон.
Он поднял голову, и Котик повторил его жест. Над ними - через мили и тысячелетия был виден слабый свет - мифический свет в конце тоннеля.
- Тогда нам надо его найти.

Мощно оттолкнувшись ногами и хвостом, кайдзю начал путь из безмолвия. Вновь замелькали воспоминания - двух жизней и одной цивилизации. Люди и места, которые были знакомы Германну, и которых он не знал - всё это, стиснутое вместе в бешеном хаосе, связанное паутинно-тонкой нитью памяти. Германн прижался к Котику... его тело, покоящееся между глаз кайдзю, чуть выше его носа, было наполнено памятью о ком-то, кто его любит.
Океанская тьма сменяется зелёными холмами деревенской Англии и лепетом ручья, со всех сторон затенённого деревьями.
Воздух пах началом лета, палящее солнце прогрело землю и погрузило мир в ленивую дрёму. Германн огляделся. Белая бабочка приземлилась на рукав его пиджака, сложила крылья и вновь взлетела. Шон Патрик шепнул ему на ухо, дружески подталкивая вперёд: - Его просто найти... он звал тебя, пока не охрип... удачи, док.
Германн торопливо оглянулся, чтобы взглянуть Шону в лицо. Он хотел поблагодарить его, или Котика, или их двоих... за всю их помощь и советы. Он ничуть не удивился, найдя лишь влажную духоту. Из кустов выскочил кролик и скрылся в соседней живой изгороди, усыпанной белыми цветами. В этом не было ничего особенного. Никаких рогов - заурядный английский кролик. Германн шагнул вперёд, поражённый ароматами чистого воздуха и влажной земли.
Под деревьями у ручья он заметил фигуру человека. Тот стоял в воде, чёрные штаны закатаны до колен, засученные рукава открывают яркие татуировки. Германн вскинул руку, счастье заполнило его целиком, и он побежал.
Ньютон был уже готов оглянуться. Уже готов отвернуться от сверкающей воды и взглянуть, кто там шумит на лугу... когда Германн проснулся.
.....................................................................................................
Германну казалось, что его сознание пошло трещинами, что оно раскололось... ему нужно было собрать себя воедино, как паззл. Он должен был отыскать себя в этих развалинах, и это была не простая задача. Детство, издевательства в школе, кайдзю и Ньютон, всё шло в убывающем порядке по шкале любви и жизни.
Сначала он опознал горьковатый вкус кислорода из баллона. За время своего рейнджерства Готтлиб стал настоящим знатоком О2. Иногда у кислорода из действительно старых баллонов был слегка холодноватый привкус, который застревал во время вдоха во рту и в носу, и именно его он сейчас ощущал на языке. И это было отличное весомое доказательство. Он был жив.
Поискав, Германн нашёл ту часть мозга, что ведала открыванием глаз. С огромным усилием он разлепил один глаз, затем другой, невзирая на склеивший ресницы гной. Потолок над ним был металлическим. Но за последние лет десять у него было множество жилищ с металлическими потолками. Металл или бетон, холодный и серый - это мало говорило о месте его прибывания. Определённо он был на болеутоляющих. Он чувствовал, как они прожигают путь через кровь в его руке, скорее всего, из капельницы. От них рушилось сознание, и потолок неестественно плыл перед глазами. Германн застонал, но всё равно был рад всему этому - тошноте, онемению, приглушённой боли. Всё это значило, что он выжил.
- Германн! О... Германн...
Германн повернул голову настолько, насколько позволила кислородная маска, и был более чем изумлён, увидев, кто сидит рядом с ним. Ванесса отложила планшет, который держала, и придвинула свой стул как можно ближе к нему. Она улыбалась, сжимая его ладонь одной рукой, и поглаживая другой его плечо. Он не слишком-то хорошо это ощущал - тело по-прежнему было загадочной ничейной землёй, о которой он знал, но не правил... Было ясно, что в сознании он долго не продержится, и Германн решил, что нужно успеть получить максимум.

- Германн, не пытайся говорить, если больно... Всё в порядке... Не бойся.
Он слабо улыбнулся ей и несколько раз мигнул, чтобы удостовериться, что она не мираж или что-то вроде Котика-Шона Патрика... или кого-то там ещё, чёрт бы его побрал. Нет, его бывшая жена по-прежнему сидела рядом, её рука пригладила его волосы и проверила пульс. Он попробовал заговорить - голос звучал грубо и сипло: - Х-хде?
Ванесса улыбнулась, в её взгляде было облегчение. Прозрачный свет едва заметно двигался по её лицу. Она взяла стоявшую у ног прозрачную пластиковую бутылку с водой, и сдвинула кислородную маску настолько, чтобы дать ему осторожно отхлебнуть.
- Не спеши... помедленнее. Так, радость моя, всё получается, ш-шшш... Всё хорошо...
Германн пытался пить мелкими глотками, но вода была словно жидкое золото, и жажда была сильнее, чем он думал. Пить, приподняв голову, было тяжело, но после он почувствовал себя гораздо лучше. Он вновь заговорил, и на этот раз смог добыть из своего больного горла понятное слово: - Где?
- На лодке. Нет, лодка, конечно, слишком маленькое определение. Это, скорее, корабль. Ваш корабль.
Ванесса рассмеялась, когда, удивлённо взглянув на неё, он смог вздёрнуть вверх бровь. Теперь он чувствовал себя бодрее, но был уверен. что долго это не продлиться - сейчас его в сознании удерживал всплеск адреналина и любопытство. Он крепче сжал ладонь Ванессы: - Почему? Что... что случилось? Почему... ты... здесь?
- После того, как ты... после того, как в тебя... стреляли.
Ванесса запнулась на слове и всё-таки сердито его выплюнула. Она остановилась, подумав, как лучше всё рассказать, и начала, пытаясь умиротворяюще шептать, хотя казалось, что она с трудом сдерживает крик.
- Черт, Герман, малыш, я даже не знаю. с чего начать. Я услышала о саммите, но не знала, как с тобой связаться, поэтому приехала в Сиэтл и стала ждать. Я так долго тебя искала. Я бы прибилась на встрече к лоперам, но никого из города они не пускали. Впустили только тех людей, что пришли снаружи... если бы они им не разрешили, был бы бунт.
Германн слушал, встревоженно глядя на неё
- Тебе не нужно было приезжать.
Она помотала головой и рассмеялась, вновь ласково огладив его плечо.
- Да... ладно, а я приехала. После того, как сообщили о твоей смерти, они... PPDC, начали слежку за мной. Всё вышло так, как ты предупреждал меня в тот звонок. Я уехала из Лондона... устроилась на работу в округе Колумбия, никому ничего не сказала и не высовывалась.
Она ёрзала на жестком стуле, глядя измученными глазами. Там явно случилось что-то большее, чем она рассказала, но Герман не стал выспрашивать подробности. Ванесса всегда сообщала ровно столько, сколько её устраивало, и от давления не было никакого толка.
- Я с самого начала знала, что ты жив. Даже раньше, чем появились онлайн-ролики. Я совсем не могла с тобой связаться, но когда вы объявили о встрече... - она остановилась, взволнованно сопя, - Ну и хватит об этом. Перейдём к настоящему времени... к покушению. Они транслировали его почти полностью, с разных точек съёмки. После того, как ты упал, этот кайдзю с оборочками...
Она подняла ладони к вискам и пошевелила пальцами. Герман улыбнулся, из его измученной гортани вырвался сухой смешок: - Мадпаппи.
- Да, Мадпаппи! Мадпаппи пытался тебя защитить. Тогда тот Егерь, что поменьше... я имела в виду Геллиона - он его схватил, а другой Егерь его оттащил, и они начали драться... Боже, это было безумие, толпа чуть с ума не сошла. К счастью, это всё недолго тянулось - они оба отступили, и Мадпаппи ущёл в океан. Все кайдзю ужасно шумели. Герман, это было похоже на крик. Они ни разу ни на кого не напали, но вскоре после этого стреляли в рейнджера, и до сих пор неизвестно, кто... или кто стрелял в тебя, раз уж на то пошло. Они говорят, что всего нашли двадцать патронов...

- Сомневаюсь я, што они когда-нибудь допетрят, из...

Белая присборенная занавеска, окружавшая кровать Германна, быстро раздвинулась, пропустив Балора Флуда, выглядевшего постаревшим и измученным. Подойдя к кровати, он уселся в ногах, рассматривая Германна взглядом, в котором безошибочно читалась гордость.
- Эт будет такая загадка, про какие люди потом годами книжки пишут. Ежели меня спросить... так я думаю, эт они все зараз были, PPDC, США, СВШ, Церковь Кайдзю... может даже какие случайные говнюки среди лоперов. И все они разом пытались тебя, Ерман, шлёпнуть. И ни у кого это не вышло. После того, как найдут все пули, зуб даю - они будут от разного оружия.
Германн с нежностью посмотрел на Балора, и вдруг оцепенел, осознав слова Ванессы.
- Был ранен рейнджер?
Балор опустил тяжёлую ладонь на здоровую ногу Германна.
- Сома подстрелили. Он сунулся тебя прикрыть, штоб тебе хуже не сделали, пока Мори утихомиривала твоего ручного кайдзю. Они всё стреляли и стреляли... Думаю, неспроста они в него пульнули. Про контрабанду он побольше многих знал.
Ванесса успокаивающе сжала руку Германна: - Это близкий друг? Он здесь, на корабле, он стабилен.
"Корабль" - опять прозвучало это слово. Шестерёнки в голове Германна со скрипом провернулись. Она уже раньше говорила это слово. Он изо всех сил попытался впитать информацию и собрать её во что-то, имеющее смысл.
- Я рад, что он в порядке. Я... корабль... Ты сказала, что у нас корабль?
Балор рассмеялся, смех перешёл в знакомый сухой кашель. От него пахло холодом, ветром и дымом.
- Парень, ты и Клякса теперь короли... иль мне лучше сказать "королевы"? - своей личной страны. Это то, до чего вы договорились, если вы соблюдёте свою часть договора. PPDC выдал нам судно, штоб подсластить сделку, и ты щас в международных водах... только тут и безопасно и вам и кайдзю.
Охваченный паникой Германн попытался вскочить, едва не выдрав трубки и провода, подсоединённые к телу. Страх накрыл его осязаемой волной, задыхаясь, он широко распахнутыми глазами взглянул на Ванессу. Он так отвлёкся, что даже не спросил, где его напарник.
- Ньютон! Где...

Ванесса прижала его к постели, и он прикусил язык от волны боли, прокатившейся от раны через внутренности. Урок стоило запомнить - такую боль лекарства могут только ослабить.
- Лежи тихо, если не хочешь выдрать что-то нужное, - Ванессу ситуация скорее позабавила, чем что-нибудь ещё, - Ньют в полном порядке, просто посмотри у кровати.
Она указала вниз, и Германн, чуть повернувшись, взглянул на пол возле своей узкой больничной койки. Там, на коротком матрасе, заваленном одеялами и подушками, мёртво спал Ньютон - изо рта тянулась ниточка слюны, кисть одной руки прикрывала глаза, другая лежала на краю матраса, словно ожидая пальцев Германна. Казалось, он прижимается ближе настолько, насколько к этому способно расслабленное во сне человеческое тело. Балор закатил глаза и пнул край импровизированной постели Ньюта. Ванесса покосилась на это, и её усталая улыбка стала шире.
- Нам пришлось подсунуть ему седативные, он был совершенно не в себе. Сейчас он впервые спит с самого саммита, а тот был когда?.. три дня назад? Германн, ты какое-то время был без сознания. Пуля не затронула основные жизненно важные органы, но зацепила печень. С тобой всё будет хорошо, надо только следить за сердцем и давлением...
Балор, разразившийся лающим кашлем, махнул рукой, привлекая внимание Германна к себе: - Слушай сюда, парень. Тут кое-что важное случилось, пока ты отсутствовал.
Германн ощутил, что рука Ванессы на его плече оберегающе сжалась.
- Доктор Флуд. Я не думаю, что он готов...
Балор хмыкнул. За всё время, проведённое вместе в прошлом году, Германн твёрдо узнал про него одно - Флуд не выносил даже попыток с кем-то нянчится. Любуясь на эту парочку, пытающуюся заморозить друг друга взглядами, Германн попробовал дотянуться до руки Ньюта возле кровати. Капельница ограничивала движения, но он справился. Его пальцы нашли и сжали пальцы Ньютона. Туман, всё ещё нависавший над его чувствами, рассеялся. Приятное покалывающее тепло прошло по позвоночнику, и голоса Улья взволнованно зашумели. Он потянулся к ним - это было хорошо... сейчас с ним всё было хорошо.

- Смотри, Ерман... эти стычки на границах... После того, как в тебя стреляли, эт дело обострилось.
Внимание Готтлиба вернулось к Балору, и Улей отступил. Корабль под ним поднялся и опустился, качнув его постель, и он знал, что кайдзю плывут рядом, оберегающе окружив его.
- Стычки?
- Ага. Объясняю на пальцах - горожане начали мирные демонстрации, а не...
- И-из-за меня?
Ванесса поднялась, осторожно опустив на матрас руку Германна. Она потянула в стороны белые шторки вокруг постели, впуская молочный свет из ближайшего окна - круглого, с обрамлённым металлом толстым стеклом - Германн мог разглядеть за ним серую океанскую равнину. На соседней койке, свернувшись как кошки, мёртво спали близнецы Уотли. Он улыбнулся им, и сеть безопасности и тепла стала ещё крепче.
- Типа из-за тебя, из-за Кляксы. Вы вроде символов всего этого дела, такой большой кусок всего навранного про монстров... эй! - Балор щёлкнул пальцами, возвращая себе внимание Германна, и прищурился: - Мы все там... Мори и Бекет наверху - ещё увидитесь. Просто выслушай. Штоб ты понимал, что творится, на случай если припрутся большие чиновники или кто ещё,
- Х-хорошо, сэр.
Балор смотрел на Ванессу, оглаживая подрагивающей рукой завитки седеющих волос, когда она начала объяснять - медленно, вероятно внезапно решив, что Германн может понять только сказанное по слогам: - США согласились выделить вам с Ньютоном небольшой остров. У вас есть собственная страна. Вы больше не граждане существующих государств. У кайдзю есть своя земля.
Балор взглянул на Германа - видимо, чтобы оценить реакцию, но Германн,
озадаченный и пытающийся всё это переварить, лишь кивнул, ожидая, когда скажут больше. Новости его не удивили - это направление было задано на саммите, и было вполне логично, что попытка убийства только ускорила желание других стран сбросить с себя ответственность за него и Ньютона.
- Ну и вы теперь сами себе правительство и... у вас теперь самая большая армия относительно любой страны в мире.
Усталая улыбка расколола лицо Балора, открыв жёлтые зубы: - Часть рейнджеров дезертировала.
Германн медленно помотал головой, сильнее вцепившись в пальцы Ньютона.
- Дезертировали? Я...

Заговорила Ванесса - всё ещё специальным голосом и делая большие паузы: - После того, как в тебя стреляли и начались... беспорядки... усилилось напряжение на границах Китая и в США, а потом... Кажется, ты был без сознания второй день - США связались с СВШ и попросили о встрече...
Балор, улыбаясь, как сумасшедший, подхватил с того места, где Ванесса прервалась: - и договорились о чёртовом перемирии на время чрезвычайной ситуации. И тут, провалиться мне на месте, если Мелеро с Дегхари не дали по спутнику интервью какому-то репортёру, которому ты вмазал, если не врут. И почти все пилоты команды
PPDC перебежали в... ну, как это в новостях назвали "страну Кайдзю". И Клякса типа их принял. Полная амнистия всем Рейнджерам, которые туда захотят. Ну и гражданство.
Ванесса прижала руку к груди: - Вот так я сюда и попала. У меня получилось связаться с Ньютом, когда я предложила CNN интервью в прямом эфире. Предложение от бывшей жены кайдзю-дипломата по чрезвычайным вопросам - это было слишком смачно, чтобы тормозить. В эфире я попросила об амнистии, и Ньют тут же меня нашёл. Он предложил полную защиту от преследований PPDC. Так легко сразу стало...
Не вполне осознавая это, Германн прижал дрожащими пальцами запястье Ньютона. Просто чтобы ощутить ровное биение его пульса. Оно было его якорем.
- Ньютон так сделал?
Ванесса кивнула: - Да. Ньют практически без передышки общался с чиновниками и прессой. Само собой, он нигде не появлялся лично, но несколько раз говорил с военной верхушкой PPDC.

Германн смотрел, как Ванесса плотно подтыкает одеяло вокруг его груди, пряча все подключённые к нему медицинские трубки. Она искоса взглянула на Балора, прежде чем продолжить: - Одним словом, Германн, PPDC - контора международная... её сотрудники находятся в юрисдикции ООН и Комиссии по установлению мира. Рейнджеры понимали, что если уйдут и разъедутся по своим странам, то получат неодобрение, или даже хуже... возможно, некоторых из них могли арестовать. Но кто-то придумал лазейку - они вышли из PPDС, объявили себя беженцами... и попросили гражданство в твоей стране, Германн. В Стране Кайдзю... И Ньют им его предоставил.
Улыбаясь, она отвела волосы с его лба.
- Сейчас в PPDC мало кто пилотирует... и безработные рейнджеры могли заниматься чем-то не вполне законным...
Он слабо улыбается в ответ, чувствуя, как всё его жилистое тело наполняет почти оргастическое облегчение: - ...вроде контрабанды.
Ванесса энергично кивнула, радуясь, что он догадался.
- Занимались контрабандой, вымогательством... и прочими нарушениями. Нета Мелеро открыто рассказала о том, что она и её мать делали в Калифорнии... что им пришлось сделать, и что подобное всё ещё продолжается. Весь мир наблюдал схватку Егерей во время вашего саммита.
- Их так припёрли к стенке, что всем стало ясно.
Глаза Германна обожгли слёзы. Он издал негромкий смешок.
- В-все пилоты PPDC? Рейнджеры?
- Большая их часть. И несколько техников высшего разряда, вроде Тендо Чои.
Сердце Германна подпрыгнуло, при упоминании того, что к ним присоединился Тендо. Он внимательно слушал, как Балор, загибая пальцы, перечисляет имена - не только пилотов, но и Егерей. Некоторых из них он даже не знал... и никогда не встречался.
- Наперстянка... эт Мелеро и Дегхари, они выступили первыми... потом Нэнси Арчер и Ханни Паркер... а они захватят с собой Гарри, кузены Маре из Вальса Инферно, сестрички из Химеры Раздора... Мороз Потёмкин, Рискованный Динамо и даже Неистовый Самсон.
Герман удивлённо моргнул: - И Син?
Балор пожал плечами и стиснул ногу Готтлиба, его глаза весело блеснули, а на щеках сквозь алкогольную краску пробился победный румянец.
- Да, большинство из Форта II, если ты можешь в это поверить. Есть некоторые, што не ушли - одна или пара команды... и некоторые, у кого нет партнёра... В ангарах стоят груды пустого железа. Ходят слухи, что ушла половина пилотов из тех, что на стороне СВШ, но не знаю - правда ли.
-Они найдут новых пилотов...
Ньютон слегка пошевелился во сне, его рука сжалась вокруг костяшек Германа, прежде чем он снова устроился, уютно сопя. За стеклом иллюминатора кто-то вскрикнул - кайдзю, а может быть, чайка - трудно было определить. Звуку вторил далекий раскат грома.
- Не-а... не сразу. Думаю, в конце концов большинство пилотов вернётся, но не сейчас. Им надо разобраться в этой каше.

Германн изо всех сил пытался оставаться в сознании, мысли неслись, как безумные, и в то же время клонило ко сну. Боль в животе вспыхнула и притихла, когда новая порция обезболивающего отправилась из капельницы в костлявую руку.
- Как мы сможем всех их разместить, что это за остров, я не...
Ванесса покосилась на дверь, вероятно прикидывая, не позвать ли медсестру.
- Не беспокойся. Всё будет в порядке. Некоторые страны предложили помощь, и у нас есть корабль. Пока даже не ясно, сколько пилотов захочет поехать на остров. Многие могут остаться там, где они сейчас, пока не случится какой-то прогресс, и они не смогут вернуться в PPDC с выгодой.

Где-то вдалеке прогремел гром. По стеклу барабанил дождь, корабль покачивался, словно гамак, Ванесса продолжала шептать убаюкивающим голосом: - Там на острове заброшенный город - бунгало и отели... но тебе об этом не нужно беспокоиться. Тебе просто нужно окрепнуть.
Ванесса поднялась и ещё раз погладила щёку Германна прохладными пальцами.
- Собираюсь поискать кого-нибудь из медиков, чтобы взглянули, как ты... Приду через минуту.
Осилив слабый кивок, Германн проследил, как она скрылась в коридоре. После минуты зыбкой тишины, Балор многозначительно откашлялся.
- Ты всё правильно сделал, парень. Вы оба всё правильно сделали. Теперь вместе в это впряжёмся.
Он махнул рукой в сторону Уотли и всей комнаты, явно имея в виду и видимых и невидимых.
- Все мы. Просто не будет, но худшее уже позади.
В последний раз ободряюще потрепав Германна по лодыжке, Балор поднялся и улыбнулся, глядя на Ньюта и яростно вытирая глаза. Он подошёл к столику в изголовье Германна и, сунув руку в карман, вытащил серебряную фляжку - в желтоватом верхнем свете блеснул Егерь с оленьей головой.
- Мы не должны это делать...
Он поставил флягу на столик - так, чтобы Германн её видел - и отдёрнул руку.
- Думаю, нам не всегда надо бороться, пока не умрёт последний.
Германн с улыбкой посмотрел на флягу, и поднял взгляд вверх - к ярко-синим глазам Флуда. Снаружи всплыли кайдзю, подставив дождю головы и кружа вокруг корабля в медленном танце. Германн чувствовал, что Мадпаппи лишился одной из своих "оборок" слева, под морфином боль была едва заметна. Кайдзю безостановочно нырял и всплывал, охотился и нежно пихал своих братьев по Улью, радуясь самому факту жизни. Глубоко внутри Дрифта пела Мать - мощным, наполненным любовью голосом.
- Не надо, сэр...
Направившись к двери. Балор оставил флягу на столе: - Наверно, надо бросить пить... Ерман, я загляну попозже. Поговорим, когда ты как следует отдохнёшь.
Германн устало наблюдал за его действиями. Потом он расскажет старику о Шоне Патрике... или части Шона. Он сказал бы ему, что сумел сделать его плнмянник при помощи кайдзю, но сейчас... корабельная качка навевала дремоту, жгучая боль в груди и бедре стала слабее, сердце билось в такт с пульсом Ньютона. Он направился вперёд через туннель зелёного света, назад - к маленькой фигурке, дожидающейся его на зелёном лугу... собираясь помочь ему поймать саламандру.

Примечания: " Думаю, нам не всегда надо бороться, пока не умрёт последний" - если вдруг позабылось, то на фляжке Балора выгравирован девиз "Борьба до последнего пока не умрёт последний".
Ванесса здесь -"Черт, Герман, малыш, я даже не знаю, с чего начать" на самом деле говорит, конечно, не "чёрт", но нужно было ругательство, звучащее именно машинально, а наш родимый мат в этом плане не вполне удобен.



@темы: фанфики, переводы, pacific rim, Occam's Razor

URL
Комментарии
2014-07-01 в 16:39 

Raihan Edwards
.:Dont try to live so wise:.
Ну что сказать.
Все хорошо, что хорошо кончается :vict:
Спасибо вам за вашу работу над переводом, и что все это время были вместе с нами, рядовыми читателями)

2014-07-01 в 21:40 

ksaS
Праздный мозг - мастерская дьявола
Raihan Edwards, Но это ещё не всё! Там будет эпилог:)

URL
2014-07-05 в 03:29 

maryallen138
Когда ты невидимый, это априори не может быть нормальным.
Только недавно открыла для себя этот фанфик. Совершенно завораживающий и живой мир; герои и события поселились в моей голове и не хотят оттуда уходить. Спасибо, что не бросаете переводы с:

2014-07-05 в 10:27 

ksaS
Праздный мозг - мастерская дьявола
troll.bergtroll, Да, это свойство Оккама. Зимой его герои сидели в моей голове настолько плотно, что я почти ни о чём другом говорить не могла. Удивительной мощи вещь.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

всякая всячина

главная