23:34 

ksaS
Праздный мозг - мастерская дьявола
Продолжение истории кафе "Кайдзю Блу", его татуированного хозяина и заходящего туда занудного математика.

(I Think I Like) What I Don't Know About You - (Я думаю, мне нравится) То, что я не знаю о тебе.

Цикл "Dead Letter Chorus" (Хор мёртвых писем)

Пейринг: Герман Готлиб/Ньютон Гейзлер

R - NC-17

Перевод: ksaS, редактура и корректура - Леночка.

Размер: 72227 слова


Оригинал: archiveofourown.org/works/1072750?view_full_wor...
Глава 19 (и 20)

Июнь, вторник, 14.00

Вторник прошел почти так же, с тем лишь исключением, что до двух Герман работал у себя в офисе.
Добравшись до Кайдзю Блу, он был допущен наверх и сидел с Ньютом - сначала под музыку, потом в тишине, стараясь поддержать Ньюта своим присутствием, раз уж словами это не получается.
Он ушёл в половину шестого, стараясь не отчаиваться.


Глава 20
Июнь, среда, 14.00

Когда он пришёл в среду, Ньют сидел, положив голову на спинку дивана и глядя в сторону коридора. Музыка не звучала, в квартире было совсем тихо.
- Ньютон? - негромко сказал Герман.
- Хай, - отозвался Ньют, не поднимая взгляда и не поворачивая головы.
- Как ты себя чувствуешь? - спросил Герман, подходя ближе к дивану.
Ньют вяло пожал плечами.
- Не возражаешь, если я присяду? - Герман смотрел на Ньюта, до зуда в пальцах желая погладить его по голове - не только ради Ньюта, но и ради себя.
- Как хочешь...
Замявшись на секунду, Герман опустился на колени возле Ньюта, развернувшись так, чтобы лучше его видеть.
Ньют смотрел словно сквозь него, его веки были воспалены, на щеках засохли солёные дорожки от слёз.
- Ох, Ньютон, - выдохнул Герман. Он прижал ладонь к его шее и погладил большим пальцем кожу чуть ниже уха.
Ньют медленно перевёл на него взгляд, что-то в нём дрогнуло, и с прерывистым вздохом он рухнул вперёд, обхватив Германа руками, уткнувшись лицом ему в шею.

- Я с тобой, - бормотал Герман в макушку Ньюта, обнимая и баюкая его. Он не понимал, насколько привык к этой ласковой привязанности, пока она была доступна. Он держал Ньюта, наслаждаясь теплом и ощущением тела, прижавшегося к нему, пока тот не отодвинулся, избегая его взгляда, и не улёгся рядом, вытянувшись во весь рост, опустив голову на бедро Германа.

Герман провёл рукой по волосам Ньюта, приглаживая их, массируя кожу головы, слушая его дыхание. Он уже скучал по тому, как это тело вжимается в его собственное, и спрашивал себя, как долго придётся ждать этого снова.
Он молчал, не желая разрушать поселившуюся в доме тишину. Закрыв глаза, он позволил своей руке делать то, что она делала - гладить и перебирать короткие волосы, путаясь в них пальцами.
Где-то на пределах слышимого он уловил негромкий глухой звук, и, нахмурившись, открыл глаза, чтобы найти его источник. В тишине квартиры он прозвучал снова, и ещё раз - бессистемный, но постоянный. Герман слышал его вновь и вновь, но не мог определить откуда.
Пока не почувствовал его.
Влажное пятно растекалось на его брюках, посредине бедра, чуть ниже лица Ньюта. Герман наклонился и увидел, как слёзы текут по щеке, собираясь на кончике носа, прежде чем упасть. Ньют не дрожал, не всхлипывал, не издавал ни звука.
Герман оберегающе свернулся вокруг него в неуклюжем объятии, сжав плечо, неловко обхватив лоб, так что затылок Ньюта втиснулся ему в живот.
- Я думаю, нам больше не нужно видеться, - тихо сказал Ньют. Он произнёс это спокойно, и лишь надлом в ровном голосе выдал его эмоции.
Герман почувствовал, как холодеет сердце, сдавленное когтями темноты, как застывает кровь в венах.
- Нет, - сказал он, ощущая, как перехватывает горло и щиплет глаза.
- Ничего не выйдет. Я всегда буду тянуть тебя вниз. Нам надо покончить с этим сейчас, пока не стало слишком больно, - голос Ньюта был хриплым, но и только, и Герман с трудом удержался, чтобы не схватить его и не начать трясти за то, что он звучит так спокойно.
- Есть ли у меня здесь право голоса? - спросил он, пытаясь сохранять хладнокровие, пока мир внутри рассыпался на части.
- Так лучше. Мы н-не... не возненавидим друг друга... Не причиним друг другу боль.
- Я не согласен на это, - сказал Герман, бессознательно жёсче обхватывая плечо и лоб Ньютона, притягивая его ближе, - Я не соглашусь на это никогда.
- Тебе без меня будет лучше.
- Мне н-не будет, - у него перехватило дыхание, - Я просто останусь один. Опять.
- По крайней мере, я не смогу причинить тебе боль, - голос Ньюта дрожал и слёзы закапали быстрее, но он явно верил в то, что говорит.
- Ньютон, - прошептал Герман, - ты причиняешь мне боль прямо сейчас.
- Прости. Я не могу быть таким, каким был бы нужен тебе, - Ньют сел, отвернувшись от Германа и рассматривая свои руки.
- Нет. Нет... Ты не можешь за меня решать, что мне нужно, - жёстко сказал Герман и потянул Ньюта за плечо назад, так чтобы заглянуть в глаза, - Девятнадцать лет. Я ждал этого шанса с семнадцати. Ты не можешь у меня это просто забрать, - он обхватил лицо Ньюта ладонями, сжал, - Я думал, что ты умер. Что я навсегда потерял этот шанс. Ты понимаешь, каково это?
Ньют изо всех сил пытался высвободиться, с душераздирающей частотой бормоча извинения.

- Но ты жив. Ты - жив, - Герман подтащил его к себе, сжал в объятии, - Ты здесь, ты со мной. И если ты думаешь опять остаться один, то не надейся, что я тебе так легко это позволю.
- Пожалуйста, перестань делать всё ещё хуже, чем есть. Пожалуйста. Я не хочу этого. Я не могу на это пойти. Я не могу. Я не могу, - Ньют вывернулся, отталкивая Германа от себя, - Мне не нужна поддержка, или забота... или чего там ещё. Я... я не достаточно хорош для тебя, и никогда не стану достаточно хорош. Просто прекрати. Перестань всё усложнять. Уходи. Убирайся. Н-не приходи больше. Не желаю тебя больше видеть, - оттолкнув Германа, Ньют свернулся на диване в комок, обняв подтянутые к груди колени.

Герман смотрел на его затылок, чувствуя себя одновременно опустошённым, разрушенным и не способным в это поверить. В нём поднималось волна бешенства, подстёгивая всё громить, орать и высказать Ньюту, какой тот идиот, но он подавил её и оттолкнул в сторону. Он понимал, что в таком состоянии не сможет достучаться до Ньюта, погрязшего в отчаянии и осознании собственной неадекватности.

Глубоко вздохнув, он крепко растёр лицо, стараясь сосредоточиться на том, что он может дать Ньюту.
- Я уважаю твоё желание, Ньютон. Я... я не вернусь, - сказал Герман, стараясь, чтобы голос звучал ровно. - Тем не менее, я не намерен принимать все твои требования. Мы не... расстались. Мы поговорим об этом, когда... ты почувствуешь себя лучше.
Он наклонился и прижался губами к макушке Ньютона, чувствуя, как глаза наполняются едким влажным теплом, грозящим вот-вот пролиться, - Пожалуйста, не разочаровывайся в нас так... легко.
Сидя, он нащупал трость, рывком поднял себя с дивана и направился к лестнице. На верхней ступеньке он обернулся, чтобы взглянуть на сгорбившегося Ньюта - насколько Герман мог понять, он всё ещё плакал. Он вздохнул, больше всего желая вернуться, обнять Ньюта и просто заклеить все трещины в нём своей заботой. Повернувшись, он начал медленно спускаться, слыша в каждом шаге удар похоронного колокола над своим коротким счастьем.
Спустившись, он прямиком направился к туалетам, чтобы плеснуть в лицо водой и привести себя в порядок, пока его никто не увидел. Он смотрел в зеркало, пытаясь убедить себя, что как только у Ньюта пройдёт чёрный период, всё будет хорошо - Ньют увидит, что Герман никуда не исчез, они начнут с того же места, где остановились, и всё будет как прежде и даже лучше. Он отказывается думать что будет, если Ньют решит, что сделал верный выбор. С тяжёлым сердцем он вытер лицо и вышел из уборной. Он прошёл через кафе, не глядя вокруг и не замечая, есть ли там Мако или Чак, и вышел из дома, направившись в сторону парка, словно на автопилоте.
...............................................................................
В середине недели здесь было тихо - никаких парочек, устроивших пикник, и гораздо меньше детей. Герман сел на ту же скамейку, на которой несколькими днями раньше сидел с Ньютом, и бесцельно уставился на другой берег пруда. Время шло, но он не двигался. Тени вытянулись и изменили направление, солнце пересекло небо и покатилось за горизонт. Когда облака стали тускло-оранжевыми, он поднялся, чувствуя себя ничуть не лучше, чем тогда, когда он сюда пришёл.
Он зашёл в мини-маркет, купил сэндвич и вернулся в "Кайдзю блу", где Чак уже готовился к закрытию.
- Эй, док, - сказал он, позволяя Герману войти и запирая за ним дверь (стулья уже были подняты на столы, а возле прилавка стояло ведро с торчащей из него шваброй), - Ты сегодня довольно быстро ушёл? Всё в порядке?
- Ньютон попросил, чтобы... я не приходил больше, - осторожно сказал Герман, пытаясь не растравливать сильнее свои раны.
- Господи, прости, приятель. Это пиздец какой-то, - сочувственно сказал Чак, сжимая его плечо.
- В самом деле. Безусловно этот термин один из очень многих подходящих для данной ситуации, - ответил Герман, пытаясь не смотреть ему в глаза, - Но я пришёл не для того, чтобы вы мне посочувствовали. Я надеюсь, вы могли бы передать это Ньюту... и убедиться, что с ним всё в порядке, - Герман вручил Чаку сэндвич и отступил на шаг.
- Само собой, - отозвался Чак, рассматривая сэндвич с улыбкой умиления, - Ты подождать не хочешь?
- Нет, я... Нет, мне достаточно того, что кто-то за ним присматривает, - Герман отступил к двери, - Пожалуйста, позаботьтесь о нём, - по-прежнему уклоняясь от взгляда Чака, Герман выскользнул из двери и отправился домой.

@темы: фанфики, переводы, pacific rim, Dead Letter Chorus

URL
Комментарии
2014-11-17 в 09:03 

Mitcuri
как уизли на слизерине
Кажется, мне только что разбили сердце :`|

2014-11-17 в 09:18 

ksaS
Праздный мозг - мастерская дьявола
Mitcuri, Да, у автора это хорошо получается.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

всякая всячина

главная