ksaS
Праздный мозг - мастерская дьявола
Продолжение истории кафе "Кайдзю Блу", его татуированного хозяина и заходящего туда занудного математика.

(I Think I Like) What I Don't Know About You - (Я думаю, мне нравится) То, что я не знаю о тебе.
Цикл "Dead Letter Chorus" (Хор мёртвых писем)
Пейринг: Герман Готлиб/Ньютон Гейзлер
R - NC-17
Автор: QuokkaFoxtrot
Перевод: ksaS, корректура и мощная редактура - Леночка.
Размер: 72227 слова
Оригинал:
archiveofourown.org/works/1072750/chapters/2187...



Глава 24

Середина июля.
Четверг 7:45 вечера

За июнем пришёл июль и принёс с собой изнурительную жару, из-за которой все едва таскали ноги, придавленные влажной духотой. Были просмотрены все части "Звёздного пути". Герман охотно признал, что нечётные серии заметно хуже, но не поддерживал порочное пристрастие Ньюта подпевать музыке в титрах.

Они сидели в квартире Ньюта на разных концах дивана. На Ньюте были только боксёры, а Германа он уговорил раздеться до майки. Оба были красными и потными от жары, из-за которой единственным терпимым контактом тел было соприкосновение кончиками пальцев. Висящий за окном кондиционер мало что мог сделать для охлаждения просторного помещения. медленно вращающийся между ними вентилятор давал короткую передышку при каждом неспешном развороте.

- Завтра будет ещё хуже, - сказал Ньют, вытирая со лба пот, грозящий залить глаза, - У нас уже почти всё кончилось. Я думал, что удастся с этим потянуть, пока не станет чуть попрохладней, но этот тур по кофейням всё вычистил. Нам дохрена надо взяться за жарку зёрен, или меня за яйца повесят. Эта влажность с ними бог знает что творит - даже с постоянно работающими осушителями.
- Прости, я прослушал, - отозвался Герман, перекатывая голову, чтобы взглянуть на Ньюта, - Что там влажность делает с твоими яйцами?
- Смешно, - Ньют вяло ткнул Германа пальцем, - Температура в моей комнате будет примерно как в центре шаровой молнии, а в остальной квартире - как в потной жопе сатаны.
- Очаровательные метафоры, - закатил глаза Герман.
- Дело в том, что тебе, наверное, не стоит несколько дней сюда приходить, - виновато усмехнувшись, Ньют повозил пальцами по руке Германа.
- Мы могли бы...э-э... если ты чувствуешь, что способен на это... отправиться в мою квартиру. Там центральное кондиционирование, - осторожно предложил Герман.
- Ну ты, Герман, и сучка! - Ньют выпрямился, широко раскрыв глаза, - И ты это от меня скрывал? А почему мы ещё не там?
- Я... думал, что это вырвет тебя из твоей зоны комфорта, - растерянно мигнул Герман.
- Чувак, в этой зоне никому не может быть комфортно. Дай мне собрать сумку. Я только вылью осушители - и мы можем идти, - сказал Ньют, вскакивая с дивана.
- Ты уверен?
- Это всего несколько кварталов по прямой. Я буду в норме, - отозвался с улыбкой Ньют, направляясь в спальню.

Выдернув со дна шкафа сумку, он сунул в неё футболку и шорты, а затем вытащил из ящика пару боксёров. Уже собираясь выключить свет, он выглянул в коридор, заметил Германа, вновь надевающего рубашку, склонил голову к плечу и усмехнулся. Метнувшись назад, он сгрёб из тумбочки возле кровати пригоршню презервативов и тюбик лубриканта и направился в гостиную. Герман ждал его - пиджак сложен поверх кейса, в глазах - надежда.
- Нам не нужно идти, если ты этого не хочешь. На самом деле всё, что может предложить моя квартира - снижение температуры, - сказал он, глядя на свои руки, сплетённые на ручке трости.
- Всё что угодно лучше, чем медленно вариться в собственном поту, - пожав плечами, Ньют схватил телефон и наушники и запихнул их в боковой карман, - Я могу захватить диски или ещё что-нибудь, если ты хочешь.
- Я э-э... у меня нет DVD-плеера. И телевизора, - ответил Герман, жалея, что его решение пригласить Ньюта позволит тому понять, насколько на самом деле пуста его жизнь.
- Я уверен, что мы найдём, чем заняться, - усмехнулся Ньют, слегка подталкивая его плечом, - Давай. Чем быстрее я вылью осушители, тем быстрее мы доберёмся до твоего ледяного дворца.

В последний раз обойдя квартиру и убеждаясь, что всё выключено, Ньют погасил свет на лестничной площадке и направился вниз.
Войдя в подсобку, он вытащил из первого осушителя на четверть полное ведро и, вылив его в раковину, перешёл к следующему. Когда он опустошал третье, вошёл Герман, держа в руке свой пиджак и кейс.
- Почти готово, осталось разобраться с последним, - Ньют торопливо достал последнее ведро, чтобы вылить и его.
Он поставил ведро на место и передвинул все осушители как можно ближе к высоким кипам джутовых мешков, сложенным на паллетах вдоль стен. Отряхивая ладони, он направился в кафе.
- Просто проверю двери и встречусь с тобой снаружи.
- Я проверил по пути, - сказал Герман и заметил, как напрягся Ньют.
- Мне нужно проверить самому. Потому что... Я просто так делаю, - Ньют исчез в кафе, и Герман слышал, как он дёргает дверную ручку, а потом, достав ключи, отпирает и вновь запирает дверь. Он шёл назад, повторяя действия - ключи в дверь, запереть, подёргать ручку. Дойдя до выхода, он щёлкнул выключателем, гася свет, запер дверь, подёргал ручку и повернулся к Герману.

- Хорошо, я могу идти, - сказал он, рассматривая длинные тёмные тени. Его плечи были напряжённо подняты.
Взглянув на него, Герман выдвинул локоть, предлагая идти под руку.
- Чувак, для этого чересчур жарко, - помотал головой Ньют и зашагал по улице.
Вздохнув, Герман последовал за ним.

Они молча прошли первый квартал. Ньют всё сильнее горбился, и Герман зашагал так быстро, как только позволяли бедро и жара. Чем больше было вокруг людей, тем ближе придвигался к нему Ньют, а когда они переходили улицу возле квартала Германа, вцепился в его локоть.
- Пожалуй, не так уж и жарко, - сказал он обманчиво небрежно, в то же время следя краем глаза за остановившимся перед светофором автомобилем.
- Конечно, - улыбнулся Герман и повёл Ньюта к ближайшему зданию, - Это здесь.
У входа он нажал ручкой трости кнопку автоматически открывающейся двери, и они синхронно задохнулись от удара прохладного воздуха.
- Срань господня, это магия! - выпустив локоть Германа, Ньют вышел на середину фойе, воздев руки и крутя головой. На лице его было выражение абсолютного счастья.
- И в самом деле, - Герман снисходительно посмотрел ему вслед и нажал кнопку лифта, - Пойдём, Ньютон, - сказал он, удерживая ручкой трости кнопку, пока Ньют не прекратил крутиться и не присоединился к нему.
- И ты это от меня прятал, - едва двери лифта закрылись, Ньют обнял его за талию.
- Я не думал, что будет такая невыносимая жара, - ответил Герман, когда двери открылись на втором этаже, и он вышел, роясь в кармане в поисках ключей.
- Мы всего-то поднялись на второй э... Дерьмо. Не бери в голову. Я мудак, - Ньют съёжился и засунул руки в карманы, остановившись за спиной Германа.
- Если есть возможность не идти по лестнице, я не иду, - ответил тот, стараясь, чтобы это не звучало, как оправдание. Открыв дверь, он впустил Ньюта, поставил кейс и повесил пиджак на вешалку.
- Да, прости. Я понимаю, что... Дружище, ты должен реально ненавидеть мой дом, - поморщился Ньют, виновато глядя на Германа.
Тот протянул руку и, погладив щёку Ньюта, развернул его лицо к себе, заставляя смотреть в глаза: - Нет стольких лестниц, по которым я не пройду, если в конце пути будешь ты, - наклонившись, он тихо поцеловал Ньюта в угол рта.
- Под всеми этими слоями чопорной британской шелухи прячется махровый романтик, - ухмыльнулся Ньют, пылко возвращая поцелуй, - Не хочешь устроить мне экскурсию? - спросил он, отстраняясь.
- Это... э-э... я боюсь, она будет короткой, - растерянно кивнул Герман и повёл Ньюта в гостиную: - Первая дверь - ванная, вторая - кухня. Там - спальня, а это - всё остальное, - он обвёл рукой пространство, заполненной рабочим столом с компьютером в одном углу, диваном и журнальным столиком - в другом и обеденным столом с единственным стулом у самой двери.

Ньют окинул взглядом пустые стены и неброскую тёмную мебель, бросил сумку возле двери спальни и уселся на диванный подлокотник: - Это настоящий Форт Одиночества. Очень ты.
- В полной мере, - Герман усмехнулся с горькой иронией.
- Я имею в виду, в хорошем смысле, сечёшь? Тут функционально и ничего не отвлекает. Как и ты, - пожав плечами, Ньют огляделся вокруг и зацепился взглядом за стопку листов и конвертов на столе, - Это же... Ты хранил все мои письма? - соскользнув с дивана, он схватил ближайшее и просмотрел его, - Они тут все?
- Большая часть, - краснея, ответил Герман. Он забыл, что оставил их здесь и не ждал, что у Ньюта когда-нибудь возникнет шанс их обнаружить, - Некоторые изорвали или стащили мальчишки в моём интернате.
- А я достал твои из нычки в тот день, когда ты пришёл к нам работать. Они в коробке в офисе, - произнёс Ньют, откладывая письмо, чтобы подняться и обнять Германа, - Мне нужно, чтобы ты меня трахнул, ты - тайный ностальгирующий сентиментальный романтик.
- Проклятье, - нахмурился Герман и, виновато глядя на Ньюта, сообщил, - Я... э-э... совершенно не готов к э-э... гостям с сексуальными намерениями.
- Я думаю, тебе повезло, что я - гость с сексуальными намерениями, который готов на все сто процентов, - намекающе шевельнув бровями, Ньют потянул Германа к двери спальни.
- Секундочку, - Герман развернулся к ванной комнате и открыл дверь.
- Дава-аай... Мы уже с неделю не имели возможности трогать друг друга без риска расплавиться. Я хочу тереться всей своей тушкой о твоё тело и очень надеюсь на некоторые хлюпающие звуки, от которых ты каждый раз так краснеешь, - крикнул ему вслед Ньют.
- Твоя техника соблазнения просто ошеломляет, - небрежно парировал вернувшийся Герман, протирая лицо влажным полотенцем.
- Вылезай из своих штанов, и мы с моим языком сейчас будем тебя ошеломлять, - ухмыльнулся Ньют, входя в спальню. Положив сумку на кровать, он стащил брюки и майку и, достав из сумки презервативы и смазку, бросил их на постель.
- Ну и амбиции, - выгнул бровь Герман. Ньют уселся на постели расставив колени, и потянул его к себе. Прислонив трость к стене и бросив полотенце на тумбочку, Герман позволил Ньюту тащить себя, куда вздумается.
- Я бы их реализовал, если ты не против,- приподняв бровь усмехнулся Ньют, глядя на него снизу вверх, и потянул рубашку и майку Германа, вытаскивая из брюк.
- Может быть в следующий раз, - Герман с улыбкой следил за тем, как Ньют расстёгивает его рубашку. Уже через три пуговицы он отвлёкся и, задрав одежду вверх, прижался ртом к плоскому животу над брючным ремнём. Руки Ньюта скользнули под рубашку, медленно притягивая Германа ближе - одна устроилась между лопатками, другая остановилась на пояснице, - казалось, растопыренные пальцы пытаются накрыть как можно больше тела.

Ладонь Германа легла на затылок Ньюта, чуть нажимая, пока он выцеловывал дорожку от пупка Германа к груди. Понимая, что в ближайшее время Ньют не остановится, Герман сам закончил с пуговицами и, высвободив руки, сбросил рубашку на стул в углу. Следом за ней отправилась майка, и он опустил руки на плечи Ньюта, мягко отстраняя его, чтобы расстегнуть ремень. Нагнувшись, Ньют развязал ему шнурки, и, обхватив голень, подождал, пока Герман обопрётся на его плечи, чтобы разуть его. Герман позволил ему стащить с себя брюки и трусы. Отбросив их в сторону, Ньют окинул взглядом его обнажённое тело, и вновь опустил голову, чтобы, поцеловав бедро, уткнуться носом в пах.
- Лучший запах на свете, - пробормотал он, глубоко вдохнув.
- Прости, какой? Потных гениталий? - отстанившись, Герман вздёрнул верхнюю губу в гримасе отвращения.
- И это немножко тоже, - взглянув вверх, Ньют обнял его за талию и ткнулся носом в живот, - Но в основном это просто ты. Особенно когда возбуждён. Знаешь, было сделано исследование, установившее, что если люди хорошо пахнут друг для друга - они совместимы.
- И это так? - Герман ласково провёл ладонью по его виску.
- Да. Ты для меня пахнешь охрененно хорошо - значит мы просто супер-совместимы. Ну, или ты супер-совместим со мной. Ты не говорил мне, что я для тебя плохо пахну, так что мы не совсем несовместимы, но... - Ньют осёкся, когда Герман расцепил его руки, толкнул его на постель и опустился сверху, обнимая.
- Ты пахнешь... - Герман прижался лицом к плечу Ньюта, лизнул его ключицу и вдохнул, скользя носом вверх по шее и скуле Ньюта: - ...восхитительно, - сказал он в губы Ньюта. Он целовал его, чувствуя, что Ньют задыхается под ним, как он возбуждается и начинает медленно покачивать бёдрами в такт их поцелуям.
- Ни хрена ж себе, - выдохнул Ньют, получив наконец-то доступ к воздуху, - Теперь тебе, льстец красноречивый, точно придётся меня трахнуть.

- Передай лубрикант, - опираясь на локоть, Герман протянул руку. Ньют не глядя потянулся за тюбиком и нащупал сразу и его, и несколько презервативов. Схватив тюбик, он отщёлкнул крышку и протянул его Герману. Тот, щедро выдавил гель, растёр его, согревая и прижал палец к анусу Ньюта, медленно поглаживая вокруг.
- Готов? - спросил он, приподняв бровь.
- В любую секунду. В любую секунду, как... ох... м-м... да, - кивнув, Ньют зажмурился и сжал губы.
Герман растягивал его, наблюдая, как меняется лицо, когда к одному пальцу добавился второй, подмечая каждый вздох, отвечающий на медленные движения пальцев и то, как его руки стискивают плечи Германа, и как вздрагивает тело...
- Чёрт, у тебя невероятные пальцы, - простонал Ньют, дотягиваясь, чтобы поцеловать Германа, прежде чем вновь выгнуться от наслаждения, - как... а-а... блядь, да, как осьминог. Такие д-длинные и тонкие и, охуеть, мужик, ты просто повсюду... Как ёбаные тентакли. Ох... эй, нет-нет-нет, не останавливайся, не останавливайся!
Герман уронил голову на грудь Ньюта, его рука замерла.
- Что? Что такое? Что? - возмущался Ньют, дёргая бёдрами, чтобы заставить пальцы вновь двигаться.
- Иногда... - Герман поднял голову и посмотрел на него, - я не знаю, что собираюсь сделать с тобой.
- Ты мог бы засунуть в меня свой член, - сообщил Ньют, дёрнув бёдрами, - Не то, чтобы я намекал, просто предположил, ну ты понимаешь.
Герман зажмурился и потряс головой.
Он вынул пальцы и вытер их о бедро Ньюта - проигнорировав возмущённый вопль - надел презерватив и устроился на кровати так, чтобы большая часть нагрузки пришлась на здоровую ногу. Закончив с приготовлениями, он вопросительно взглянул на Ньюта, увидел, как тот кивнул, и вошёл в него. Застонав и выгнувшись, Ньют обвил его талию ногами.

Просунув руки под спину Ньюта и обняв его за плечи, Герман глубже вошёл в его тело. Он ткнулся лбом в грудь Ньюта, поверхностно дыша, ощущая, как тот сжимается вокруг него в ответ на движение бёдер и прижался губами к коже, украшенной яркими монстрами.
Руки Ньюта танцевали по его спине, сжимая и гладя в ответ на каждый толчок. Одна ладонь скользнула вниз, к изгибу ягодиц, притягивая ближе.
- Будь со мной, Херм, - задыхался Ньют, - Хочу тебя видеть.
Приподняв голову, Герман взглянул на Ньюта тёмными глазами из-под полуопущенных век, прижался губами к его скуле и ускорил темп. Почувствовав зажатый между их телами член Ньюта, он сильнее прижался животом - и глаза Ньюта закрылись, а стоны сменились потоком бессвязного лепета "да-ох-пиздец-Герман-да..."

Повернув голову, Ньют захватил губами его рот и сильнее обвил ногами ягодицы Германа, подталкивая каждое движение его бёдер. Разорвав поцелуй, он попытался потереться членом о его живот.
- Пожалуйста, мне нужно больше, ещё, сильнее! - он вжался в тело Германа, выгнув шею, и захлебнулся стоном, когда тот толкнулся в него жёстче.

Герман целовал и вылизывал его шею, пока не остановился, прижавшись губами чуть выше ключицы, сопротивляясь желанию расслабиться и застонать от того, что тело Ньюта туго сжимается вокруг его члена, а руки обхватывают его затылок. Этот двойной захват стал последней каплей, и Германа накрыл отчаянный и безумный оргазм. Наслаждение, концентрировавшееся где-то в основании позвоночника, взорвалось, он оторвался от шеи Ньюта и наконец-то вздохнул, изливаясь в него, сжимая его в объятиях...
- Герман, - услышал он словно издалека, - Герман, пожалуйста. Трогай меня, блядь, трогай меня.
- Прости. Прости... Я... прости. Один... один момент, - задыхаясь, отвечает он, приходя в себя и отпуская плечо Ньюта. Выйдя из его тела, и не обращая внимания на протесты, он опустился на колено здоровой ноги и толкнулся в него сразу двумя пальцами, одновременно захватив ртом его член.
- Блядь, да, ебать, Херм, д-да. Только ещё чуть-чуть... чуть-чуть. Блядь, - бормотал Ньют. Ноги его были закинуты на плечи Германа, пальцы запутались в волосах.
Герман добавил третий палец. Он ласкал и гладил, слушая лепет Ньюта, уже совершенно потерявшего себя.
- Я уже почти... Совсем готов. Блядь-блядь-блядь... Господи, да-да... Сейчас-сейчас-сейчас...
Герман усилил напор, наблюдая, как Ньют выгнулся и излился на живот и грудь. Он продолжал гладить его, пока Ньют не обмяк на постели, его ноги соскользнули с плеч Германа.
Разжав руку, Герман опустился на пол, положив голову на бедро Ньюта. Он медленно высвободил пальцы, слушая, как Ньют всхлипывает от остаточных ощущений и, повернув голову прижался губами к вздрагивающим мышцам.

Они не двигались, пока Ньют, глубоко вздохнув, не попытался сесть.
- Не испачкай покрывало, - пробормотал Герман, следя, как он двигается к "своей" стороне.
- Твои постельные речи круче моей методики соблазнения, - лениво отозвался Ньют, неловко погладив его по голове и, так и не сев, пополз с кровати.
- Мы - как единый комплект чего-то неприспособленного для романтики. Держателей для книг, к примеру, - сказал Герман.
В ответ Ньют соскользнул на пол и, опустившись рядом с ним на колени, несколько раз чмокнул в лоб, веки и щёки.
- Нам надо подняться с пола, - сказал он, уткнувшись носом в его скулу.
Недовольно вздохнув, Герман опустил голову ему на плечо: - А может, я хочу остаться тут.
- А может, мы оба заработаем судорогу и никуда не пойдём, - пробормотал Ньют в макушку Германа, - Хочешь, я помогу тебе встать?
- Нет, я сам справлюсь, - напрягся Герман, отодвигаясь от него, - Приведи себя в порядок, - он увидел, как руки Ньюта соскальзывают с его тела - тот, тяжело вздохнув, поднялся на ноги. Озадаченно хмурясь, Герман следил за его передвижениями, чувствуя, что что-то упущено.
- Ладно, но как только ты попадёшь в постель, я собираюсь к тебе так прижаться, что будет не до шуток, - сообщил ему Ньют, вытирая грудь полотенцем.
- Не вижу в этом плане никаких недостатков, - отбросив смущение, Герман сосредоточенно снял презерватив и, завязав, бросил в мусорную корзину у двери.
- Ты хочешь, э-э... до того, как я... - Ньют протянул ему полотенце, свободной рукой указав на собственный зад.
Герман обтёр влажной тканью бок и плечо, вернул полотенце обратно и поднялся, держась за край кровати и стараясь не слишком беспокоить больную ногу. Пока Ньют, дойдя до двери, швырял полотенце куда-то в сторону ванной, он обошёл кровать и растянулся на ней, откинув простыню.
................................................................................................

- Твои волосы сейчас офигенно выглядят, - Ньют замер возле кровати, рассматривая лежащую на подушке голову Германа - его волосы слиплись от пота и торчали причудливыми шипами, - Нет! Не трогай! - Ньют метнулся вперёд, чтобы остановить Германа, попытавшегося пригладить причёску, - Это сотворил я! Разрушил твой безупречный фасад и показал, какой пол всем этим прячется развратный бог секса. Ты выглядишь сексуально, - он улыбнулся, заметив, что Герман краснеет, - Я хочу фото этого.
- Ньют, нет.
Ньют откатился к краю кровати и принялся рыться в сумке в поисках телефона.
- Это серьёзное "нет" или застенчивое "нет"? - спросил он, усаживаясь с телефоном в руке.
- И то и другое.
- Ты волнуешься, что я намерен это кому-то показать? Потому что, можешь мне поверить - я не хочу, чтобы это увидел кто-то, кроме меня. А то мне придётся отгонять их палкой, - он опустился на колени возле Германа, сжимая телефон, - Как насчёт сфоткаться, а если не понравится - я удалю снимок?
Герман нахмурился, теребя простыню: - Я не знаю...
- Можешь на фото хмуриться, если хочешь.Тогда будет выглядеть как натуральный панк-рок, - ухмыльнулся Ньют.
Герман пристально взглянул на него.
- Господи! - Ньют широко распахнул глаза и, нащупав телефон, начал кадрировать картинку, - Не шевелись! Это прекрасно, - он нажал на экран, увеличивая портрет своего сердитого бойфренда, быстро сделал снимок и растянулся рядом с Германом, чтобы показать ему экран.
- Это... - Герман забрал у Ньюта телефон и отнёс его подальше от глаз, пытаясь рассмотреть изображение, - Это на меня вообще вряд ли похоже.
- Может, это не уличный ты, - Ньют наклонился, чтобы чмокнуть его в щёку, - Но постельный - несомненно. И я постараюсь увидеть тебя таким каждый раз, когда мы трахнемся.
Закатив глаза, Герман протянул ему телефон: - Думаю, ты можешь это сохранить. Если оно делает тебя счастливым.
- О, реально делает. Ты просто не представляешь, насколько, - усмехнувшись, Ньют заблокировал телефон и бросил поверх вещей в сумке.
- Ложись в постель, Ньютон, - покачал головой Герман.
Откинув простыню, Ньют устроился на боку, обнимая Германа.
- Мы никуда не должны отсюда уходить, - сказал он, уткнувшись в его шею, - Просто остаться тут навсегда и постоянно обниматься.
- Я знал, что ты любишь меня только за прохладный интерьер, - поддразнил его Герман, прижимая подбородком макушку Ньюта и расслабляясь в тепле его тела.
- Твой холодный экстерьер мне тоже очень нравится, - Ньют поцеловал его плечо и поднял взгляд, - Серьёзно, я готов обслужить тебя в любой момент в обмен на кусочек этого славного кондиционера. Когда угодно.
- Ньютон, тебе здесь всегда рады. Тебе не нужно удовлетворять меня за эту возможность. Она и так твоя.
- Спасибо. Я это ценю, - мотнув головой, Ньют урвал быстрый поцелуй, - Но я имел в виду, что хочу провести тут побольше времени с твоим членом во рту.
- Ты порой ужасно груб, - рассмеялся Герман, - Но нельзя сказать, что твои аргументы неубедительны.
- Что я могу сказать? Я настоящий мастер слова, - помолчав, Ньют смущённо отвёл взгляд, - То есть, это в самом деле, ну, нормально, если я вернусь завтра? Я имею в виду, завтра начнётся обжаривание и всё такое рискует превратить мою квартиру в адскую печь, но если тебе нужно личное пространство, то это норм, я могу не приходить. Я просто...
- Ш-шш... - прервал его Герман, разворачивая так, что их глаза встретились, - Ты можешь вернуться завтра, и послезавтра, и послепослезавтра...
- Ты понимаешь, что мне каждое утро надо будет уходить в невозможную рань? - скривил губы Ньют.
- Ничего страшного. Дверь запрётся, если ты её захлопнешь за собой, - успокоил его Герман.
- Уверен?
- На сто процентов.
- Хорошо. Ладно, годится, - Ньют поцеловал его и опустил голову на подушку, - Герман?
- Да, Ньютон? - не открывая глаз отозвался Герман.
- Прямо сейчас ты вернул себе звание, - Ньют уткнулся в его грудь, целуя.
- Давай спать, Ньютон, - сказал Герман, улыбаясь в его макушку.

@темы: фанфики, переводы, pacific rim, Dead Letter Chorus