ksaS
Праздный мозг - мастерская дьявола
Продолжение истории кафе "Кайдзю Блу", его татуированного хозяина и заходящего туда занудного математика.

(I Think I Like) What I Don't Know About You - (Я думаю, мне нравится) То, что я не знаю о тебе.
Цикл "Dead Letter Chorus" (Хор мёртвых писем)
Пейринг: Герман Готлиб/Ньютон Гейзлер
R - NC-17
Автор: QuokkaFoxtrot
Перевод: ksaS, корректура и мощная редактура - Леночка.
Размер: 72227 слова

Оригинал:
archiveofourown.org/works/1072750?view_full_wor...


Глава 25

Середина июля.
Пятница 11:00 утра

Отягощённый кейсом и недовольством из-за надетого в такую жару пиджака, Герман вошёл в "Кайдзю блу" и, переждав, пока Чак закончит с обслуживанием клиента, подошёл к стойке.
- Доброе утро, док, - кивнул Чак, - Ньют с Мако в подсобке.
- Доброе утро, Чак. Мне можно..? - Герман указал на дверь, ведущую из кафе в заднее помещение.
- Ты не против обойти и войти снаружи? Каждый раз, когда открывается дверь, сюда словно дракон дышит, - виновато пожал плечами Чак.
- Никаких возражений, - кивнув, Герман повернулся, чтобы выйти.
- Всего хорошего, док, - крикнул вслед ему Чак.
...............................................................................
Подойдя к боковой двери, Герман заглянул внутрь и обнаружил, что дальняя дверь-штора полностью поднята, большие вентиляторы разгоняют жар от кофе, а осушители работают на пределе сил. Мако и Ньют трудились возле самой двери, сортируя разбросанные по столу кофейные зёрна и выбрасывая в ведро, стоящее рядом, то одно, то другое. Герман вошёл в комнату и окликнул Ньюта.
- Эй, Герман! - крикнул Ньют и отвернулся, чтобы сказать Мако что-то, что Герман не расслышал за гулом вентиляторов. Мако кивнула и помахала Герману, пока Ньют пробирался к нему, обходя столы.
- Я не думал, что увижу тебя до вечера, - он подставил щёку для торопливого поцелуя.
- Я шёл в офис и решил узнать, во сколько тебя ждать, - ответил Герман, глядя, как Ньют стирает пот с лица.
- Не знаю, может где-то в семь или в восемь? Я думаю, что могу смешать всё сегодня, и тогда завтра не придётся бросать тебя в такую рань. Вкус изменится, ну и хуй с ним. У жары свои правила, - пожал плечами Ньют, - Тебе так нормально?
- Вполне. Ты хочешь, чтобы я заказал еду, или поешь перед выходом? - спросил Герман, думая о том, как это возможно - долго работать в такой жаре?
- Еда на вынос была бы прекрасна, - ухмыльнулся Ньют, - И ты заработал ещё один титул.
- В самом деле, - Герман робко кивнул, - Увидимся вечером.
Посмотрев в сторону Мако, он глубоко вздохнул, шагнул ближе к Ньюту и, игнорируя его удивлённый взгляд, осторожно, но решительно поцеловал его в губы. Краснея, он отступил назад и, подняв глаза, наткнулся на сердитый взгляд Ньюта.
- Чёрт, Герман, опять? - Ньют коснулся своего лица, - Иногда я нихера не могу тебя понять. Мы уже сколько раз вместе спали? Она для тебя не опасна! Господи, вот хуйня.
- Я не... Это не... - пробормотал Герман, хватая его за руку, чтобы успокоить, - Я только попытался что... - плита издала громкий сигнал, оборвав его слова.
Взглянув на Мако, Ньют мотнул головой в сторону плиты и поднял палец, показывая, что подойдёт через секунду.
- У меня реально нет времени разбираться сейчас с этим дерьмом. Но мы блядь собираемся об этом поговорить, и ты собираешься слушать, - шагнув вперёд, Ньют сердито поцеловал его в щёку и отступил, не отводя взгляда, - Вечером увидимся.
Герман следил за тем, как Ньют отворачивается и уходит к плите помогать Мако с зёрнами. Со вздохом он потёр глаза и направился к выходу. Уже у двери он оглянулся и, горько скривив рот, взглянул на Ньюта - тот перекладывал зёрна на охладительный стол и демонстративно не смотрел в его сторону.
Он ещё раз вздохнул и ушёл, придавленный тяжёлой уверенностью в том, что это будет длинный день.
............................................................................
Позже

Сидя за рабочим столом, Герман пробирался через доказательство, на журнальном столике позади него благоухала свежая пицца. Плечи его от внутреннего напряжения задирались всё выше, он торопливо писал, ссутулившись над бумагами, пока от слишком сильного нажима не сломался карандаш. Сердито швырнув его в кучку стружек, он взял новый и, усмехнувшись, вернулся к работе.
Его внимание отвлёк стук в дверь, и он бросил на стол и новый карандаш - несомненно, безнадёжно сломав грифель, и, снял очки, оставив их висеть на шнурке. Дотянувшись до трости, он поднялся, врезавшись по пути в стул и зашипел от боли в бедре, усугубившей его раздражение. Медленно доковыляв до двери, он отпер её и холодно взглянул на Ньюта: - Ньютон, я...
- Нет, Герман, - стаскивая наушники, Ньют прошёл мимо него в квартиру, - Говорить буду я, а ты будешь слушать, - зашвырнув свою сумку через дверь спальни к изножью кровати, он обернулся к Герману, сверля его взглядом.
Заперев дверь, тот вернулся в гостиную, где и замер в центре комнаты, двумя руками опираясь на трость и наблюдая за перемещениями Ньюта: - Если бы ты только меня выслушал...
- Нет. Прямо сейчас я на тебя охренеть как зол. Я имею в виду, ты серьёзно? Демонстрируем, кто тут хозяин? Ты думаешь, она попытается меня у тебя увести? Что мы настолько охуели от жары, что собираемся трахнуться там прямо на полу, а? - в отчаянии Ньют вцепился в волосы и начал их яростно лохматить, - Я хожу с твоей меткой, так? - оттянув воротник рубашки, он указал на засос, - Я нихуя не собираюсь это забывать. Ты на самом деле настолько мало мне веришь? Может тебе на меня поссать, чтобы точно пометить? Как насчёт того, чтобы набить мне на заднице "Собственность Германа-Ревнивого-Мудака-Готлиба"?
- Если бы ты постарался, возможно истолковал бы эту ситуацию не настолько неправильно, - вытянувшись в струнку, Герман сердито взглянул на него сверху вниз, - Я не пытался... демонстрировать, кто здесь хозяин, или что-то в этом роде, и я не боюсь, что мисс Мори тайно тебя уведёт.
- Конечно, оттого-то ты перед ней такое вытворяешь, - сердито ответил на его оправдания Ньют, скрестив на груди руки.
- Я пытался продемонстрировать несколько больше привязанности в общественном месте, - бросил Герман, тяжело сопя носом и гневно сжал губы.
- Что? Нет. Тебе же это не нравится. Зачем тебе это делать? - на лице Ньюта недовольство боролось с растерянностью.
- Потому что это тебе в радость, ты, чертов неблагодарный глупец, - рявкнул Герман, от злости стукнув тростью об пол.
Ньют замер, ошеломлённо уставившись на него: - Правда? - спросил он шокировано, - Ты сделал это ради меня?
- Я думал, что с меньшей аудиторией это будет легче. Очевидно, я ошибся. Не волнуйся, больше такое не повторится, - отвернувшись от Ньюта, он двинулся в сторону кухни, - Там на столе пицца. Твоя половина с анчоусами и оливками.
............................................................................
Герман толкнул дверь с трудом подавив желание громко захлопнуть её за собой. Открыв один из верхних шкафчиков, он достал пузырёк с таблетками и тоскливо взглянул на них, ощущая постоянную пульсацию в бедре. Подойдя к раковине, он не глядя пихнул трость в сторону, чтобы, прислонившись к столу, попытаться открыть защищённую от детей крышечку, но, не справился с ней и раздражённо бросил флакончик в раковину. В груди всё сжалось, и он стиснул обеими руками столешницу, невидяще уставившись в окно на соседний дом и пытаясь успокоить дыхание.
Спустя какое-то время он услышал, как открывается дверь кухни. Подойдя сзади, Ньют обвил его талию руками.
- Прости меня, - сказал он, пристроив подбородок на плечо Германа.
- Ты действительно настолько мне не доверяешь? - спросил Герман, не поворачивая головы - злость его ещё не отпустила.
- Конечно я тебе доверяю. Просто... это казалось в твоём характере. В смысле, такое следует из твоего характера. И ты посмотрел прямо на неё, прежде чем это сделать. Мне и в голову придти не могло... - он замолчал, сжимая талию Германа.
- Я уже некоторое время шёл к этому, - горько кривя губы, Герман опустил взгляд на руки Ньюта, - В основном, небольшие жесты. Ты их либо не замечал, либо отвергал. Я думал, что... если это будет что-то более очевидное, то, что тебе понятно...
- Я иногда бываю таким рассеянным говном. Но... - вздохнул Ньют, - ...тебе не стоит из-за этого себя перекраивать. Ты показываешь мне своё внимание наедине. Мне не нужны широкие жесты.
- Ньютон, я знаю, каким кажусь людям. Я холодный, и колючий, и неуступчивый. Это меня устраивает - мне не приходится иметь дело с социальными нормами или... или человеческими чувствами. Всё моё время принадлежит мне... Но когда ты снова появился... - Герман оторвал руку от столешницы и обхватил запястье Ньюта, - У тебя есть друзья. Они о тебе очень заботятся... Я не хочу, чтобы они думали, что ты с кем-то, кто тебя не ценит.
- Они так не думают, - Ньют чмокнул его в плечо, - Ты... ты приносил мне каждый день еду после... после того, как я пытался с тобой порвать, просто чтобы убедиться, что я ем. Они в курсе, что ты обо мне заботишься, даже если и не показываешь это обычными способами.
- Чак угрожал мне физической расправой, если я тебя обижу, - ехидно сообщил Герман, - На настоящее время уже дважды.
- Так Чак показывает свою заботу. В лицо он мне её никогда не выскажет. Он по натуре защитник, - Ньют пожал плечами и продолжил после секундной паузы, - Он и мне... э-э... угрожал, чтобы я не отказывался поговорить с тобой в тот день. Тебя он тоже считает другом.
- Он угрожал тебе? - Герман чуть развернулся, чтобы изумлённо взглянуть на Ньюта.
- Ну да, - опустив голову, Ньют потёрся лбом о плечо Германа, прежде чем пристыжённо взглянуть ему в глаза, - Когда я тебя увидел, то хотел просто сбежать и спрятаться, но Чак заставил меня остаться. Сказал, что ты приходил каждый день к открытию и закрытию и ждал, и что если я не высуну свою башку и не поговорю с тобой, он запустит меня в море с пирса.
- Не понимаю. Зачем он это сделал? - Герман взглянул на свою руку, обвивающую запястье Ньюта, и поднял вторую, чтобы обхватить его локоть.
- Вот поэтому, Герман, - Ньют качнул локтем, - Ты показываешь это миллионом разных способов. А Чак не идиот. Ты заслужил его уважение, - Ньют прислонился головой к его виску, прежде чем добавить: - Дружище.
Коротко рассмеявшись, Герман откинулся назад, прижимаясь к Ньюту.
- У нас всё круто? - тихо спросил Ньют.
- У нас всё, как ты называешь, "круто", - выдохнул Герман, закрыв глаза.
- Значит ли это, что мы можем сейчас пойти подзаняться сексом?
Открыв глаза, Герман увидел, что Ньют смотрит на него чуть улыбаясь. Его бедро пульсировало.
- Пицца остынет.
- Хорошо-о, а если подзаняться пиццей, а потом подзаняться сексом? Я слышал, что лучше нет пиццы, чем пицца под обнимашки, - хитро спросил Ньют, пока Герман разворачивался в его руках. Теперь они стояли лицом друг к другу, и Герман обхватил ладонями подбородок Ньюта и поцеловал его, наслаждаясь слабым стоном.
- На будущее, - заметил Герман, отрываясь от губ Ньюта. - Я не воспринимаю мисс Мори как угрозу для моей судьбы, я рад тому, что ты дружишь с ней - ведь иначе бы тебя тут не было.
- Что? - озадаченно наморщил лоб Ньют, - Да её даже в стране не было, когда ты первый раз пришёл. А когда мы перестали друг другу писать, ей было всего шесть.
- Она позволила тебе уйти, - ответил Герман, мягко целуя Ньюта, - Мне жаль её и всех тех глупцов, что не держали тебя крепче.
- Господи, Герман, - Ньют набросился на него с поцелуями, тесня к раковине, - Ты не можешь сказать что-то типа этого и ждать, что я не захочу немедля тебя приласкать.
- Могу и буду, - чопорно ответил Герман, - Я не для того сижу в квартире, пропахшей оливками и анчоусами, чтобы ты это не ел.
- Знаешь, я уверен, что единственное, что может испортить обнимашки - это слишком много пиццы, - Ньют просунул ладонь сзади в брюки Германа.
- Тогда не ешь слишком много, - Герман снисходительно потрепал его по щеке.
- Есть какая-то причина, из-за которой ты не хочешь обниматься? - прищурился Ньют.
Герман взглянул в сторону, пряча взгляд: - Кажется... я ударился обо что-то ногой перед твоим приходом, - он смущённо скривил рот, - Мне просто нужно немного переждать, прежде чем я смогу заниматься... чем-то напряжённым.
- Вот дерьмо. И ты всё это время стоял. Я могу что-то сделать? Тебе нужно сесть? Мы можем сесть. Мы сядем и съедим пиццу, а потом сможем пообниматься. Мы сейчас так и сделаем, - суетливо забормотал Ньют, поглаживая руки Германа.
- Ньютон, остановись, пожалуйста, - перехватив его за запястья, Герман снял с себя его руки, - Просто дай мне минутку - и я буду с тобой.
- Я просто хочу помочь, - умоляюще взглянул Ньют.
- Я знаю, но... ты не можешь. Ньют, пожалуйста, - Герман вновь отвернулся к раковине и, дождавшись, когда Ньют отошёл, снял с сушилки стакан и наполнил его водой. Оглянувшись через плечо, он увидел, что Ньют смотрит на него с порога со смесью печали и разочарования, и взмахом руки попросил его выйти.
...................................................................................................................
Дождавшись, когда закроется дверь, он подобрал пузырёк с таблетками и, глубоко вздохнув, аккуратно его открыл. Вытряхнув на ладонь две, он бросил их в рот, запил и замер, закрыв глаза и размеренно дыша - он знал, что подействуют они не раньше, чем
через десять минут.
Взяв трость, Герман медленно подошёл к двери и замер, зажмурившись и затаив дыхание. Он слышал шаги Ньюта в гостиной, шлепки перекладываемых подушек, звук, с которой открывается коробка с пиццей. Прижавшись лбом к холодному дереву, он досчитал до двадцати, прежде чем выпрямиться и открыть дверь.

Ньют выложил все четыре подушки возле подлокотника, устроив гнездо. Широко распахнутыми испуганными глазами он следил, как Герман входит и пробирается к дивану.
Поджав губы, Герман опустился на диван: - Не было никакой нужды суетиться, - сказа он, поднимая две подушки и сдвигая их к Ньюту, чтобы тот уселся с удобством, - Это пройдёт.
- То, что это пройдёт, не значит, что я не хочу немножко о тебе позаботиться, - Ньют откинулся на подушки и взял ладонь Германа, лежавшую на коленях, - Я тут случайно оказался несколько мудак, и я хочу что-то для тебя сделать. Если твоё бедро болит...
- Ньют, пожалуйста, не делай так, - Герман сжал переносицу, - Я принял обезболивающее, это пройдёт...
- Правильно. Конечно. Пройдёт. Вот тут у нас пицца, - выпустив ладонь Германа Ньют подтянул к себе коробку, взял кусок и, положив на салфетку, передал Герману. Не глядя на него, он схватил кусок и для себя и вгрызся в него.
Со вздохом Герман принялся за начинку, понимая, что аппетит у него внезапно пропал. Он следил за тем, как Ньют молча ест ломтик за ломтиком, бросая в коробку корки.
Покончив с третьим кусочком, он поднял взгляд на Германа, всё ещё и до половины не съевшего первый: - Ты не хочешь ещё кусоч... - он оборвал себя, заметив, как горбится Герман.
- Ты в порядке?
- В порядке. Просто нет аппетита, - Герман откусил ещё немного.
- Хорошо. Тогда... Думаю, я просто её уберу, - Ньют закрыл коробку крышкой, скомкал свою салфетку и отправился со всем этим на кухню.

Бросив салфетку в мусорное ведро возле двери он открыл холодильник и не смог удержаться от ухмылки, увидев, что всё расставлено по размеру и на всех продуктах маркером крупно надписан срок годности. Сунув коробку поверх всего, он закрыл дверцу и, войдя в гостиную, прислонился к стене. Герман продолжал есть, приближаясь к корке куска. Ньют огляделся. На этих стенах цвета яичной скорлупы не было ни картин, ни постеров, все книги в комнате относились к математике. Он присмотрелся к лежащему на столе блокноту, ведя пальцем над формулами.
- Ты продвинулся дальше с теорией моста Энштейна-Розена? - спросил он, оглянувшись на диван.
- Что? О, да. Принеси его сюда, я тебе покажу, - засунув в рот последний кусочек, Герман вытер руки и поманил к себе Ньюта.
Передав блокнот Герману, Ньют скинул обувь и свернулся на диване возле него.

- Эта серия уравнений должна помочь доказать, что "червоточина" между двумя точками в пространстве может быть стабильна, - начал Герман, двигая пальцем по странице и поглядывая на Ньюта, чтобы удостовериться, что тот слушает.
Ньют кивнул и придвинулся ближе, следя, как Герман пролистывает блокнот на несколько страниц назад, чтобы рассказать, как новая идея связана с предыдущей.
Час спустя Герман зевнул посреди предложения, и Ньют осторожно закрыл блокнот.
- Мы можем ещё раз пройтись по этому потом, - сказал он, бросая блокнот на стол, чтобы обнять Германа и положить ему голову на плечо, - Прости за то, что был сегодня таким козлом.
- Извинения приняты, - улыбнулся Герман, целуя его в лоб.
Не то, чтобы Ньют этого ждал, но он надеялся, что извинения будут хоть чуточку взаимными. Он прижался ртом к плечу Германа, скрывая вздох.
- Что скажешь насчёт лечь спать? - спросил Герман, сжимая его колено, - думаю, предполагалось немного пообниматься?
Отстранившись, Ньют внимательно посмотрел на Германа и покачал головой: - Нет, и так хорошо. Ты устал, и я... устал. Давай просто пойдём спать.
Он направился в ванную, и Герман, проводив его взглядом, побрёл в спальню, чтобы переодеться в пижаму. В тускло освещённой комнате, он присел на край кровати, поглаживая бедро, дожидаясь, когда вернётся Ньют. Острая боль давно ушла, приглушённая лекарствами в его крови, но остался её призрак, напоминающий, что сейчас лишь короткая передышка.
Ньют вошёл, стаскивая футболку.
- Всё в твоём распоряжении, - он кивнул в сторону ванной и, бросив футболку поверх сумки, начал расстёгивать шорты.
Герман чистил зубы, рассматривая себя в зеркале, словно пытаясь разглядеть тот источник неловкой напряжённости, что возникла между ним и Ньютом. Он сплюнул и прополоскал рот, но так и не приблизился к разгадке ни тогда, ни когда обходил квартиру, гася всюду свет.
Ньют лежал на постели, глядя в потолок. Устроив трость на обычном месте, Герман опустился рядом с Ньютом и улёгся так, чтобы бедру не стало хуже, когда пройдёт действие обезболивающего. Перекатив голову по подушке, он взглянул на Ньюта - тот лежал без очков, глядя перед собой - и потянулся, чтобы взять его за руку. Переплетя пальцы, он подтянул к себе и поцеловал его ладонь. Ему хотелось почувствовать успокаивающую тяжесть прижавшегося тела, но он не знал, как попросить об этом, учитывая повисшую между ними напряженность.
Перевернувшись на бок, Ньют слабо ему улыбнулся - не отнимая руки, но и не придвигаясь ближе.
- Спокойной ночи, Герман, - прошептал он и закрыл глаза, намереваясь уснуть.
Герман вновь поцеловал ладонь Ньюта, прежде чем обнять его двумя руками и притянуть к себе на грудь: - Спокойной ночи... мой Ньютон.

@темы: фанфики, переводы, pacific rim, Dead Letter Chorus