01:56 

ksaS
Праздный мозг - мастерская дьявола
Продолжение истории кафе "Кайдзю Блу", его татуированного хозяина и заходящего туда занудного математика.
Предупреждение: в переписке с любезным редактором мы эту главу обозначали "минное поле", потому что рассказывали мне когда-то историю, как на афише фильма "Проверено - мин нет" один упрямый человек ночь за ночью стирал одну "н" в "мин нет", придавая названию определённо сексуальный смысл. А мы - дамы буквально викторианские, так что переводили, нервно обмахиваясь воображаемыми кружевными платочками. Одним словом, заходите с осторожностью.
А ещё это предпоследняя глава, что вроде бы и пора, а вроде и печально.

(I Think I Like) What I Don't Know About You - (Я думаю, мне нравится) То, что я не знаю о тебе.

Цикл "Dead Letter Chorus" (Хор мёртвых писем)

Пейринг: Герман Готлиб/Ньютон Гейзлер

R - NC-17

Перевод: ksaS, корректура и моЩЩЩная редактура - Леночка.

Размер: 72227 слова

Оригинал читать здесь: archiveofourown.org/works/1072750?view_full_wor...


Середина июля
Воскресенье 7:15 утра.


Герман проснулся в комнате, залитой тусклым утренним светом, с пижамой, промокшей на груди от слюны Ньюта, и его твёрдым членом, упирающимся в бедро. Закрыв глаза, он позволил себе насладиться теплом и реальностью прижавшегося к его боку тела. После вечерней грозы боль в бедре значительно ослабела - теперь она была несильной и вполне переносимой и останется такой, пока он будет следить за этим.
Взглянув на часы на тумбочке, он вздохнул - ему бы хотелось ещё немного так полежать и понежиться, но распорядок Ньюта и его собственное возвращающееся желание заставляли отложить это на другой день. Он осторожно погладил спину Ньюта - вверх и вниз, пальцами, а потом ладонью, бормоча нежности в его макушку.
Ньют пошевелился, выбираясь из сна, потёрся лицом о грудь Германа и, проснувшись, вытер ладонью рот: - ... что?..
- Ньютон, сейчас семь пятнадцать, - Нерман всё ещё поглаживал его спину.
- Мпфф, - отозвался Ньют, вновь падая в постель и пристраивая голову на руке Германа. Погладив его грудь, он наткнулся на влажное пятно и изменился в лице: - Тьфу, я всего тебя залил слюнями. Извини.
- Не размазывай, - поймав его ладонь, Герман переложил её на свой живот.
- Прости, дружище, похоже, я этой ночью разоспался, - Ньют вытер глаза о плечо Германа и, приподняв голову, искоса посмотрел на него: - Тебе лучше?
- Спасибо. Намного.
- Насколько? - ладонь Ньюта распласталась на животе Германа, кончики пальцев пробрались под пояс пижамных штанов.
- По крайней мере... - перехватив запястье Ньюта, Герман подтолкнул его ладонь глубже в штаны... - настолько.
- О, это насколько, эй? - пальцы Ньюта принялись невесомо поглаживать его член, - Не слишком точное определение. Я надеялся, что человек с математическими... - он прервался, чтобы зевнуть в плечо Германа, - ... талантами будет точнее.
- Тебе со мной скучно до зевоты? - поддразнил его Герман, приподняв бёдра навстречу руке.
- Просто постарался... расслабить горло, - дерзко ухмыльнулся Ньют и скользнул губами по шее Германа вверх - к подбородку и рту. Осторожно прикусив нижнюю губу и тут же зализав укус, он приподнялся на локте и углубил поцелуй, не переставая дразнящих поглаживаний: - Уточни, насколько лучше? - спросил он, отстраняясь, - Нам реально надо поработать над твоей точностью
- В настоящее время приблизительно балла три, но я чувствую, что, приложив небольшие усилия, ты можешь добиться более удовлетворительных результатов, - Герман потянулся за новым поцелуем.
- Три? Тебе лучше на три балла? Возможно, нам придётся поработать и над критериями отчётности, - ухмыльнулся Ньют.
- Мне было лучше на три балла до того, как ты засунул руку мне в штаны, - поджал губы Герман. Ньют чуть усилил давление, - Четыре. Это, несомненно, четыре.
- До какого результата я работаю? - Ньют склонился над Германом, осыпая его лицо поцелуями, - Мне нужно знать. Ради науки.
- Десять звучит разумно, - выдохнул Герман, - Тебе будет к чему стремиться.
- Думаю, что для обеспечения согласованных результатов надо настроить тестируемый аппарат, - задумчиво сообщил Ньют.
- А как, собственно, ты собираешься его... ну, настраивать? - жалобно спросил Герман, пока его бёдра по-прежнему дёргались навстречу руке Ньюта.
- Орально, - подмигнул Ньют и, нырнув под простыню, задрал пижамную куртку Германа, обнажая его живот.

Повозившись, он для удобства устроился на коленях и вновь вернулся к поглаживанию, прижимаясь лицом к телу Германа. Прикосновение колючей щеки вызвало у того дрожь, и Ньют ухмыльнулся. Он целовал и облизывал всё, до чего мог дотянуться, пока не присосался к местечку рядом с бедренной косточкой, одновременно сжав член Германа.
- О... ох. Пять. Несомненно пять. Не останавливайся, - простонал Герман, прижав ладонь к его шее под простынёй.
Добившись того, чтобы засос уж точно получился яркий и заметный, Ньют ещё раз его поцеловал и сполз ниже. Замедлив движение руки, он лизнул головку члена Германа - и тот выгнулся вверх так, что Ньюту пришлось прижать его бёдра к постели.
- Семь, - выдохнул Герман, сжимая сквозь простыню шею Ньюта, - Восемь, - добавил он, чувствуя, как губы Ньюта охватывают его плоть.
Ньют фыркнул от смеха и продолжил. Он почувствовал, как пальцы Германа отпустили его шею и, сдвинувшись, замерли на затылке. Закрыв глаза, он со стоном скользнул вдоль члена Германа, вбирая его в рот так глубоко, как только мог.
- Девять.
Сосредоточившись на том, чтобы впустить Германа глубже в горло, он сглотнул, двинул головой назад и попытался повторить - на этот раз чуть глубже. Поглаживая мошонку Германа, он медленно выдохнул через нос, заставляя себя вспомнить, как расслабить мышцы и не запаниковать. Он почувствовал, как головка члена толкается в глотку, и попытался открыть рот ещё шире, думая об успокаивающей тяжести ладони на своём затылке. Член скользнул чуть глубже, и он рефлекторно сглотнул, ощущая, как дрожат пальцы руки, лежащей на простыне.
- Господи, Ньют... Ньютон, - простонал Герман отчаянным голосом.
Ньют двинулся назад и внезапно вновь вобрал его во всю длину, впустив в горло и глотая, глотая, глотая, слыша, как Герман задыхается в попытке сказать: - Я кон..., - прежде чем выгнуться и излиться в горло Ньюта.
Приподнявшись, Ньют ласкал пульсирующий член ртом и рукой, пока Герман, сжав его плечи, не потащил его вверх. Устроив голову на животе Германа, бездумно рисуя пальцем узоры вокруг засоса, он слушал его загнанное дыхание.
.............................................................................

- Одиннадцать, - наконец-то отдышавшись сказал Герман.

Ньют хихикнул и, повозившись, высунул голову из-под простыни: - Первый опыт, а ты уже нарушил заданный масштаб.
- Это могло оказаться выпадающей точкой графика, - ухмыльнулся Герман, - рекомендую вести эксперименты по строгому графику, чтобы получить сумму общих результатов для анализа.
- Думаю, мы можем устроить период экстенсивного сбора данных, - Ньют с усмешкой потрепал Германа по щеке.
- Само собой, нам потребуется больше одного испытуемого, - рука Германа скользнула под простыню на спину Ньюта.
- А где же мы так быстро найдём ещё одного? - наигранно невинно распахнул глаза Ньют.
- Я уверен, что один где-то здесь валяется, - Герман подтолкнул задницу Ньюта, вынуждая того прижаться бёдрами.
- Я доброволец, - простонал Ньют, потираяcь о его бедро.
- Думаю, ты подойдёшь, - Герман потянулся, чтобы его поцеловать, - Садись на меня. Я хочу тебе отсосать, - пробормотал он в его губы.
- Серьёзно? - отшатнувшись, Ньют уставился на него, приоткрыв от удивления рот.
- Могу обойтись руками, если ты предпочитаешь так, - неуверенно взглянул на него Герман.
- Нет... Нет! Я просто... О, господи, - Ньют впился ему в рот торопливым поцелуем, - Клянусь, у тебя где-то есть список, озаглавленный "Кнопки Ньюта", и ты просто нажимаешь одну за другой. Где мои очки? Я должен это видеть!
- Они на тумбочке. Только... э-э... только один... два момента, - сказал Герман, следя, как Ньют тянется за очками.
- Да, какие? - тот, мигая от непривычной чёткости, взглянул на Германа.
- Постарайся не толкаться и... выйти раньше чем... э-э... - Герман повёл рукой возле лица.
- Что? Ты хочешь, чтобы я кончил тебе на лицо? - фыркнул Ньют.
- Да, так было бы предпочтительнее, - сказал Герман, смущённо ёрзая.
- Ты предпочитаешь так? - ошеломлённо переспросил Ньют, - У тебя точно есть мой список.
- Хотелось бы его иметь, - сказал Герман с покаянной улыбкой.
...........................................................................................................................................
Плюхнувшись на спину, Ньют стащил с себя боксёры и отбросил их на край постели. Перебравшись на сторону Германа, он оседлал его и, ухмыльнувшись, горячо поцеловал в губы. Когда, опершись на локти, он пополз вперёд, его член оставил на животе Германа тонкий влажный след.
Просунув между ними ладонь, Герман поймал его член и огладил, ухмыльнувшись, когда Ньют застонал ему в рот: - Я уверен, что нам понадобится ещё несколько тестов, - огладив спину Ньюта, он положил руку ему на ягодицу, подталкивая его ближе к себе.
Ньют поцеловал его: - Твой титул лучшего бойфренда уже на камне выгравирован, - встав на колени над грудью Германа, он ухватился за изголовье и взглянул вниз, вопросительно подняв бровь: - Так тебя устроит?
Герман не отрываясь рассматривал член, покачивающийся перед его лицом.
- Прекрасно, - сказал он, оглаживая бёдра Ньюта.
Пробежав кончиками пальцев вверх и вниз по стволу, он сжал основание и наклонил член ко рту.
- Запомни, Ньютон, - сказал он (его дыхание коснулось головки, заставив Ньюта вздрогнуть) - Ты должен сообщать обо всех выводах в ходе эксперимента. Мы же не хотим делать эту работу ещё раз?
- Чувак, я не был бы так уверен, - выдохнул Ньют, - Я уже за один вид готов поставить пять.

- Тогда приступим, - язык Германа скользнул, облизывая головку, он подался головой вперёд, целуя ствол открытым ртом и, заставив Ньюта чуть сдвинуться вперёд, наконец взялся за дело по-настоящему.
Ньют смотрел на это, уронив челюсть, то и дело поднимая руку, чтобы поправить грозящие свалиться очки. Стиснув бёдра, чтобы усидеть на месте, он всматривался в лицо Германа - глаза у того были закрыты, лоб сосредоточенно наморщен.
Его пальцы ласкали член Ньюта в такт ленивым, неспешным движениям рта, он подавался головой вперёд и назад в медленном, мерном ритме. Он не мог принять член глубоко в горло, но его ловкий язык сводил Ньюта с ума, пока вторая рука поглаживала его бёдра.
- Блядь, Герм. Э-э... восемь. Блядский ад, твоё лицо... Не останавливайся, не останавливайся, - бормотал Ньют, придерживая очки. Второй рукой он вцепился в изголовье - костяшки пальцев побелели от его попыток держаться неподвижно.

Отстраняясь, Герман чуть повернул голову, и это движение заставило Ньюта сжать ноги так, что колени сдавили рёбра Германа.
- Нахрен, девять. Девять! Я реально близко, совсем близко. Не тормози, не тормози, обещаю, я его вытащу, я о... чёрт, у тебя волшебный рот... блядь... блядь! - выйдя изо рта Германа, Ньют отпустил очки, чтобы взяться за член, но Герман оттолкнул его руку и удвоил усилия, глядя на Ньюта из-под ресниц.
Ньют тяжело дышал, не в силах отвести глаз от Германа, ощущая как напряжение электрическим разрядом проходит по позвоночнику. Его бёдра невольно дёрнулись вперёд, и. так и не позволив себе закрыть глаза, он залил лицо и шею Германа.

Лаская Ньюта двумя руками, Герман заставил его излиться до последней упавшей на грудь капли.
Ньют рухнул на бок, растянувшись поперёк кровати и неуклюже подвернув ногу. Он задыхался, уткнувшись лицом в матрас, чувствуя, что съехавшие очки вдавились в щёку, а Герман поглаживает его ноги. Собравшись с силами, он перевернулся и улыбнулся Герману.
- Я не чувствую своих рук,- сообщил он ему, хрипло рассмеявшись.
Не открывая глаз, Герман улыбнулся в ответ и положил ладонь на колено Ньюта.

Ньют завозился, подползая поближе, и улёгся рядом. Прижавшись к боку Германа, он поцеловал его грудь и плечо, чмокнул чуть ниже уха, потом, приподнявшись на локте, медленно, нежно поцеловал в губы и отодвинулся, чтобы добыть с тумбочки коробку салфеток.
- Прости, - вытащив несколько штук, он осторожно обтёр ими лицо Германа, - Я знаю, тебе не нравится вкус.
- Не вкус, - Герман открыл глаза и, слабо улыбнувшись Ньюту, потянулся за салфетками, чтобы протереть грудь и шею, - Ощущение. Мне это кажется... непривлекательным.
- Ну тогда... - прекратив вытирать, Ньют вновь принялся целовать Германа, смеясь от того, что улыбка Германа мешает заниматься этим как следует. Развернувшись, он вновь уселся на грудь Германа, целуя его запрокинутое лицо куда придётся - в губы, щёки, брови, подбородок, нос, уши и даже волосы, пока Герман, рассмеявшись, не обнял его за шею и не притянул к себе, чтобы поцеловать всерьёз.

- Не хочу идти на работу, - сказал Ньют, уткнувшись носом в щёку Германа, когда они наконец-то перевели дыхание, - Я близок к тому, чтобы взять несколько человек. Может, натаскивать Райли перед открытием и после закрытия. Сделать себе нормальные выходные.
- Я часто задаюсь вопросом, зачем ты работаешь каждый день, - Герман откинул голову, позволяя Ньюту поцеловать шею.
- Раньше мне действительно больше нигде не хотелось быть, - пожав плечами, Ньют нехотя отстранился, чтобы взглянуть Герману в глаза, - Я там живу, я там работаю. Почти все, кого я знаю, в какой-то момент на неделе приходили туда. Это отвлекало. Не было никаких причин не работать всё время. До сих пор...
- Тогда я полностью поддерживаю твой план. И с нетерпением жду возможности провести ленивое воскресенье с тобой в постели, - Герман изогнул бровь в молчаливом вызове.
- К сожалению, в это воскресенье так не выйдет. Я должен свалить... - Ньют взглянул на часы возле кровати и поморщился, - тьфу, пять минут назад. И выпечка это не то, что я собираюсь бросать. Такого просто не будет. В следующий раз я просто... оставлю тебя спать, а потом вернусь и разбужу. Минетом.
- Сколько времени займёт обучение новых сотрудников? - Герман потянул Ньюта вниз, прерывая его рассуждения губами и языком.
- Я должен идти, - пробормотал Ньют между поцелуями, стараясь не позволить себе сдаться от близости Германа и начать второй раунд.
- Должен, - согласился Герман, поглаживая его спину.
- Иду, - Ньют свалился на кровать возле него и перекатился, усаживаясь, - Ты не хочешь зайти сегодня вечером? Мы нажарили достаточно, чтобы не приниматься за новый, пока этот не остынет, так что будет не особо жарко.
- У меня завтра рано утром встреча, которую нельзя пропустить, но я приду днём в кафе поработать, - Ньют наклонился за сумкой, и Герман протянул руку, чтобы погладить его поясницу.
- Мне это нравится. Может, поужинаем сегодня вечером, вместо того, чтобы тискаться через штаны? - спросил Ньют, надевая футболку, - Или поужинать и потискаться через штаны, прежде чем я тебя отправлю домой в одиночку?
- Ужин - определённо, - ответил Герман, наблюдая, как Ньют надевает боксёры, - А с остальным - посмотрим, как получится.
- Чудненько, - Ньют натянул шорты и, затолкав свои грязные вещи в сумку, бросил её на кровать.
- Ньютон, - окликнул его Герман, отвлекая от укладывания в сумку пакета с пижамой, - Эти два ящика пусты, - он махнул рукой на тумбочку, возле которой стоял Ньют
Недоумевающе посмотрев на ящики, Ньют повернулся к Герману и озадаченно нахмурился: - В самом деле?
Герман кивнул, рассмеявшись, когда Ньют запрыгнул на матрас и навис над ним, по-детски зацеловывая, упираясь руками в подушку, чтобы не дать отвернуть лицо.
- Я должен идти, - пробормотал он в рот Германа, с трудом разрывая поцелуй, - Но вечером мы таки потискаемся.
- Я тебе об этом напомню, - Герман шлёпнул его по заду, - Иди, а то никогда не уйдёшь.
- Увидимся, - чмокнув его ещё раз, Ньют сполз с кровати, подключил к плееру наушники и поднялся, закидывая ремень сумки на плечо. Подобрав с пола упаковку от пижамы, он протянул руку к Герману: - Передашь мне мусор?
Забрав у Германа грязные салфетки, он вышел из комнаты, и Герман услышал, как на кухне открывается и закрывается крышка мусорного ведра. Когда на обратном пути Ньют прошёл мимо спальни, он махнул ему рукой и закрыл глаза. Щелкнул дверной замок, и Герман, улыбаясь, расслабился в постели.
..........................................................
Позже.

- Да, конечно, я понимаю, вы меня самого можете научить кидать мячик в корзинку. Только я не то, чтобы доверчивый, - подначивал Ньют тройняшек Вей, собирая на поднос грязные чашки в их кабинке.
- У нас как раз есть корзинка под твой размер, - рассмеялся Ченг, и его братья победно столкнулись ладонями.
- Дешёвый приёмчик, парни, очень дешёвый. Вы меня ранили. Прямо сюда, - Ньют прижал ладонь к груди и надул губы.
Подхватив поднос, он отнёс его к стойке и передал Чаку, чтобы тот отправил чашки в посудомойку.

Обернувшись на звон колокольчика, Ньют, обходя столы, пошёл навстречу новым гостям: - Шеф Пентекост! - сказал он, раскрывая объятия, - Мы вас сегодня не ждали, но ваш столик, к счастью, свободен. Принести шахматную доску?
- Спасибо, Ньют, - Стекер дважды хлопнул его по спине и отошёл, позволяя Ньюту поприветствовать Герка.
- Хорошо съездили? - спросил Ньют, пятясь к стойке за доской.
- Ожидаемо, - обернувшись к Герку, Стекер вопросительно приподнял бровь.
Кивнув, Герк прошёл мимо Ньюта к стойке и откашлялся, чтобы привлечь внимание Чака: - Чак... Я встретился с дядей Скоттом...
Не в силах ничем помочь, Ньют следил, как Чак взглянул на отца, стиснув челюсти. Мотнув головой в сторону кладовки, он вошёл туда, не дожидаясь Герка. Тот последовал за ним, прикрыв за собой дверь.

- Ну, значит... могу я вам что-нибудь предложить? Вы знаете, мой кофе не так хорош, как у Чака... но если там дурные новости, то они, наверное, будут приблизительно на одном уровне, - сказал Ньют - взгляд его метался между Стекером и закрывшейся дверью. Он хотел узнать, о чём за ней говорят, но был способен понять, когда стоит заткнуться и просто делать своё дело.
- Да, это не слишком хорошая новость... большой чёрный и "флэт уайт", пожалуйста, - сказал Стекер, усевшись, - Можно готовить не сразу, а минут через пять.
- Хорошо, не вопрос, - кивнул Ньют, - Эй, Мако в подсобке. Хочешь её увидеть, если она свободна?
- Был бы очень признателен, - Стекер открыл шахматную доску и принялся расставлять белые фигуры на стороне Геркулеса.
Отсалютовав ему большими пальцами, Ньют направился в подсобку, оставив дверь открытой, чтобы слышать колокольчик.

- Эй, Мако, - позвал он, подойдя к плите. Та охлаждала остатки кофе сжатым воздухом из баллончика, - Тут твой папа и твой не-папа. Стекер хочет знать, не освободилась ли ты.
- О, не ждала их так скоро, - Мако поставила баллончик и вытерла пот со лба, - Сейчас приберу и выйду.
- Круто, - кивнув, Ньют засунул руки в карманы и развернулся к выходу, но, сделав два шага, обернулся: - Слушай, я не знаю, что творится, но думаю, что должен хотя бы предупредить - что-то идёт наперекосяк... Геркулес говорит с Чаком в кладовке, и все чувствуют себя слегка не в своей тарелке.
Замерев, Мако посмотрела на Ньюта, кивнув, сказала: - Спасибо, - и направилась к мойке.
- Так... Ну, ты же знаешь, что я всё ещё тут, если тебе нужно выговориться, да? Я имею в виду, что с Германом у нас всё круто. Оказалось, что это не он поднял бучу на ровном месте, а я поднял бучу на ровном месте, и получилась куча... - Ньют оборвал себя, пристально глядя на Мако, - Не получается как надо. Неважно. Просто - я тут для тебя. Если тебе это надо.
- Спасибо, Ньют, - обтерев руки, Мако погладила его по плечу, - Но я в порядке.
- Если ты уверена, что... Я имею в виду, чувиха, ты мне можешь звонить в любое время.
- Похоже, ты на старости лет стал сентиментальным, - подколола его Мако, направляясь к двери.
- Стервозина, - Ньют показал ей язык и она, рассмеявшись, вышла. Ньют, качая головой, смотрел, как Стекер, поднявшись, ответил на её кивок, и как они оба уселись в кабинке - Мако возле Герка.

Торопливо вернувшись к стойке, Ньют стиснул плечо Чака.
- Чувак, ты в порядке? - тихо спросил он, глядя как тот заканчивает загрузку посудомоечной машины.
- Да... Просто прямо сейчас всё идёт через жопу, - пожал плечами Чак.
- Не хочется быть сволочью, но... когда у вас двоих было иначе? - сочувствующе взглянул Ньют.
- Туше, - закатил глаза Чак.
- Стекер заказывал большой чёрный и "флэт уайт". Хочешь, чтобы я приготовил?
- Нет, всё в порядке. Сам сделаю, - Чак запустил кофемолку.
- Так, ну ты знаешь, ты можешь со мной поговорить... если тебе надо, - неловко сказал Ньют, вытирая стойку, чтобы не смотреть на Чака.
- Приятель, я с тобой каждый день говорю, - Чак сунул в кофемашину портафильтр и добыл первую чашку кофе.
- Чувак, я тут делаю красивый жест. Не усложняй это сильнее, чем оно уже есть, - сверкнул на него глазами Ньют.
- Прости, приятель, - пожав плечами, Чак поставил на блюдце большой чёрный кофе, - Не то, чтобы я не ценил, но я в порядке.
- Ну, наше дело предложить, - пожав плечами, Ньют вернулся к вытиранию стойки, - О, да - знаешь, я думаю привлечь сюда побольше помощников.
- Да? - приподнял бровь Чак, вытряхивая гущу и заправляя портафильтр свежим кофе.
- Просто думаю, что было бы неплохо получить пару выходных дней, и тебе, если хочешь, - Ньют с надеждой взглянул на Чака.
- Звучит неплохо? С Мако ты это ещё не обговорил? - сунув портафильтр в кофемашину, Чак запустил вторую порцию.
- Пока нет, но... это же не безумная идея? - раньше Ньюту так не казалось, но сейчас, когда всё произошло...
- Ты ведь не наложишь на неё вето, правда?
- Нет, тебе будет полезно проводить здесь поменьше времени, - Чак взбил молоко паром и с помощью ложки выложил пенку в чашку, - По правде говоря, я рад, что у тебя для этого есть причина.
- Я тоже, - Ньют опустил голову, чтобы скрыть улыбку, - Хочешь, чтобы я отнёс?
- Если ты не против, то да, - поставив на стойку и вторую чашку, Чак отступил, позволяя Ньюту их забрать.
- Без проблем, дружище, - Ньют поставил чашки на стол как раз, когда Мако поднималась, чтобы выйти из кабинки.
- Ваш заказ, господа, - сказал он и, прикоснулся к плечу Мако, задерживая её: - Эй, у тебя есть минутка?
Кивнув, она нагнала его у стойки и остановилась, вопросительно приподняв бровь.
- Такое дело, я думал, что, может, хочу на неделе день-два свободных, так что нам, может, нанять ещё на...
- Да, - решительно ответила Мако.
- Я даже фразу не закончил, - слегка растерянно сказал Ньют.
- Я тебе долгие годы твердила, что тебе не надо быть здесь каждый день, - многозначительно сказала Мако.
- Верно. Так... то есть тебя это устроит? - спросил Ньют, нервно приподнимаясь на носках.
- Более чем, - улыбнулась Мако.
Обернувшись, Ньют увидел, как Чак улыбается Мако, и приподнял бровь: - Среди тех деток из колледжа, с которыми вы несколько недель работали, был кто-то годный?
- Да, некоторые были ничего себе. Я их позову и посмотрим, что к чему, - ответил Чак, взглянув на Ньюта как-то неохотно.
- Потрясающе. Ребята, вы - лучшие! Не могу дождаться, чтобы рассказать об этом Герману, - ухмыльнулся Ньют, приплясывая на месте.
- Если вы меня простите, мне нужно дочистить плиту, - помахав Чаку, Мако медленно повернулась и, улыбаясь, направилась к задней двери.
Оглянувшись, Ньют заметил, как Чак, глядя вслед, махнул ей рукой. Изумлённо распахнув глаза, он бросил через плечо взгляд на Стекера и Герка и, обежав кофемашину, зашептал в лицо Чаку: - Срань господня, чувак... Ты и Мако?! Когда это стряслось?
- Не понимаю, о чём ты говоришь, - нервно ответил Чак.
- Ты ей помахал! Ты не машешь в ответ просто друзьям! - прошептал Ньют, взволнованно размахивая рукой перед лицом Чака.
- Дерьмо.
- Если ты её обидишь, я тебе колено сломаю, - Ньют с силой пихнул его в грудь.
- Пока ты не угрожаешь чему-нибудь повыше, я не волнуюсь, - усмехнулся Чак.
- Чувак, я серьёзно, - прошипел Ньют и спрятал лицо в ладонях, - Тьфу, теперь мне и её надо будет этим припугнуть. Чёрт. Вы не можете всё испортить. Вы оба несколько месяцев будете не в себе, и это место погибнет.
- Полегче, тигр. Мы все слишком сильно любим это место, чтобы позволить, чтобы с ним что-то случилось. Я имею в виду, вы же с ней не смогли его угробить, когда всё закончилось, - пожал плечами Чак.
- Срань господня! Ты знал? Говори потише, а то Стекер мне кишки выпустит, - Ньют испуганно оглянулся.
- Он будет слишком занят моими кишками, - блеснул на него глазами Чак, - Слушай, мы можем с этим справляться. И не собираемся в процессе разъебать"Кайдзю Блу". Побольше веры, чувак, ладно?
- Ладно. Но я помню про коленку. Схожу и специально для этого куплю бейсбольную биту. И напишу на ней твоё имя, - Ньют прищурился на Чака и ткнул его ещё раз для убедительности.
- Дружище, я не против, - честно посмотрел на него Чак.

Звякнул дверной колокольчик, и Чак, взглянув поверх головы Ньюта, сжал его плечо: - Твой мужик пришёл. Сбегай на перерывчик, я с этим дерьмом справлюсь.
- Чудненько, - отозвался Ньют, придя в себя, - Можешь сделать чай для Германа и американо мне?
- Без проблем, - Чак полез под прилавок за пакетиком, а Ньют, обогнув стойку, подошёл к столику Германа.

- Эй, Герман! - улыбнулся он, глядя, как Герман выкладывает на стол свой блокнот.
- Ньютон, - глядя ему в глаза, Герман наклонился и торопливо поцеловал его в губы. Выпрямившись, он посмотрел на сияющее лицо Ньюта и покраснел: - Вот почему я это делаю, ты, несносный дурак, - пробормотал он, пытаясь спрятаться в ворчливой раковине и не дать увидеть ни свою ответную улыбку, ни то, как он взволнован.
- Какой есть, сам знаешь, - Ньют придвинулся ближе, - Я бы хотел увести тебя в подсобку и поделать кое-чего извращённое, но там Мако, так что удовлетворишься чаем?
Покачав головой, Герман прикрыл глаза и страдальчески вздохнул: - Я полагаю, чая будет вполне достаточно, - он уселся в кабинку, раскрыл блокнот и разложил рядом с ним вынутые из пиджачного кармана карандаш и ластик.
- Ваш заказ, - окликнул Чак, ставя на стойку две чашки для Ньюта.
- Спасибо, чувак, - Ньют подхватил их и отнёс в кабинку Германа, - У меня перерыв. Не возражаешь, если тут присяду? - спросил он Германа. Тот, придвинув ближе свой чай, ответил скептическим взглядом.
- Глупый вопрос?
- Очень, - Герман сдвинулся, чтобы освободить ему больше места.
- В общем, так - я обсудил с Чаком и Мако, и к концу недели у нас будет ещё несколько человек, - ухмыльнувшись, Ньют высыпал себе в кофе содержимое пары сахарных пакетиков.
- Тебе требуется их разрешение? - нахмурился Герман, медленно опуская пакетик в чашку.
- Ну, да. У них на двоих половина этой лавочки. Они имеют право вето на случай, если я придумаю что-нибудь глупое когда... ну, ты понял, - Ньют пожал плечами и отхлебнул кофе.
- А, я понял, - оценив критическим взглядом цвет своего чая, Герман положил пакетик на блюдце, - Ты сможешь в ближайшее время взять отпуск? - спросил он, глядя на Ньюта над краем чашки.
- Ну, железно сказать не могу, там ещё поучить народ надо, но... да. Недельки через две или типа того, - Ньют улыбнулся, столкнувшись с ним под столом коленями, - Не знаю, воспользуется ли этой возможностью Чак.
- Зачем бы ему это понадобилось? - Герман прижал бедро к ноге Ньюта, сумев при этом не покраснеть.
- Он здесь почти столько же, сколько я, не думаю, что ему бы хотелось, чтобы кто-то от нас ушёл, сочтя, что мы варим хреновый кофе. Не верь его похуистичному виду - этот пацан на сто процентов одержимый. Может, Мако сделает его чуть помягче, - Ньют округлил глаза и покачал головой, всё ещё нервно вибрируя от сегодняшних новостей.
- Что, прости? - растерянно переспросил Герман, надевая очки.
Обернувшись к Герману и прикрыв ладонью рот на случай, если у Пентекоста внезапно возникли способности к чтению по губам, Ньют прошептал: - Никому не рассказывай. Стекер нас уничтожит. Судя по всему, между ними кое-что есть. Это странно, учитывая, что технически они брат и сестра, но я доверяю своему чутью, а оно говорит...
- Это... несколько избыточное знание, - брови Германа взмыли чуть ли не к линии роста волос.
- Ты и половины не знаешь, - покачал головой Ньют, - Но хватит про них. Над чем ты сейчас работаешь?
- Помнишь, я пытался доказать, что червоточина может сохранить стабильность между двумя фиксированными точками в пространстве? - взяв карандаш, Герман развернул блокнот к Ньюту.
- Да? - тот рассматривал уравнение, нахмурившись и склонив голову к плечу.
- Из этого уравнения следует не столько способность червоточины проколоть складку пространства, сколько то, что она - брешь в ткани реальности, - серьёзно сказал Герман.
- Срань господня! Альтернативное измерение? - Ньют изумлённо уставился на Германа, - Если ты за это не получишь Нобелевку, я сгрызу этот дом по кирпичику.
- Я бы предпочёл, чтобы ты этого не делал, - ответил Герман, втайне польщённый уверенностью Ньюта, - Всё это конечно сейчас есть только в совершенно черновом варианте. Я даже ещё не начинал сводить все сведения воедино.
- Ты справишься, - сказал Ньют, сжимая под столом колено Германа, - Не возражаешь, если я...? - он приподнял бровь и потянулся за карандашом.
- Я всем сердцем за, - Герман разжал пальцы, позволив Ньюту забрать карандаш.
- Хорошо, значит так - вот тут у тебя всё вполне осмысленно, - сказал Ньют, кружа карандашом над уравнениями, - Вот здесь мы с тобой расходимся. Я имею в виду, это может иметь смысл, но тогда потребуется большая сила тяжести, чем та, которую ты задал сейчас...
.....................................................................................................................
Герман смотрел, как Ньют разбирается в его рассуждениях, иногда делая пометки в блокноте. Он улыбнулся, когда Ньют, взмахнув рукой, щёлкнул пальцами возле виска так, словно его мозг готов взорваться. Наконец Ньют отложил блокнот, и у Германа дрогнуло сердце.
- Я люблю тебя, - Герман никогда не думал, что способен сказать что-то подобное, но отчего-то не чувствовал себя ни неловко, ни нервно.
Он чувствовал себя естественно.
Ньют замер, уставившись в страницу перед собой: - Скажи ещё раз.
- Я люблю тебя, - повторил Герман, ощущая, как что-то сжимается в груди.
Ньют пристально посмотрел на него: - Считается ли это особым случаем? - спросил он, продолжая бесстрастно рассматривать Германа.
- Прости? - нахмурился Герман. Он не знал, чего ожидает, но определённо не этого.
- Считается ли это особым случаем? - повторил Ньют, старательно подчёркивая каждое слово, - Извини. Я... я не могу. Нахрен твои правила, - взяв Германа за подбородок, Ньют наклонился и крепко поцеловал его, вжимая в угол кабинки. Его руки, скользнув по шее Германа, легли на грудь и, на секунду отстранившись, он прижался лбом ко лбу Германа: - Чувак, ты не можешь говорить мне такие вещи на публике и ждать от меня другой реакции.
- Буду иметь это в виду, когда в очередной раз впервые признаюсь тебе в любви, - беспечно отозвался Герман - его руки скользнули вниз по телу Ньюта, не отталкивая его.
- Я тебя тоже. Тоже тебя люблю, - Ньют вновь поцеловал его и не смог сдержать приступ нервного счастливого смеха, наполнившего его, - Я давно тебе хотел это сказать. Блядь, я тебя люблю.

- Он сделал предложение? - крикнул от стойки Чак.
- Лучше! - бросил через плечо Ньют, не в силах отвести глаз от Германа. Крепко обняв его, он улыбнулся, как безумный: - Ты никогда от меня не избавишься.
- Хорошо, - пробормотал Герман, и, наклонившись, торопливо чмокнул его, - Пожалуй, мне нравится идея остаться с тобой.
- Тебе придётся, - улыбка Ньюта приблизилась к нормальной, он потёрся носом о щёку Германа, - Ты как - ничего с этим? - он дёрнул руками, по-прежнему обнимающими Германа.
- Учитывая значимость события, я думаю, мы можем заняться пересмотром как ты это называешь - "правил", - мягко улыбнулся Герман, - Но мне нужно выпрямиться.
- Конечно. Чёрт. Прости, - распутав объятие, Ньют отодвинулся, протягивая Герману руку.
Пристально посмотрев на неё, Герман прикрыл глаза и, глубоко вздохнув, вложил свою ладонь в ладонь Ньюта, позволив подтянуть себя поближе. Рука обняла его спину, и он позволил себе расслабиться, привалившись к коренастому телу Ньюта. Опустив руку под стол, он сжал его колено.
- Опять тебя люблю, - Ньют подобрал со стола карандаш и пристроил подбородок на плече Германа.
- Я счастлив, что за то время, что мы были в разлуке, чувства не ослабели, - съехидничал Герман, чувствуя, как эта фраза опять вызывает мурашки, бегущие по спине, - Так где я остановился? - поправив очки, он опустил взгляд к блокноту.
- Я тебе говорю, что тебе нужно больше силы тяжести, - ответил Ньют, тыча карандашом в блокнот.
- Никто и никогда не говорил, что мне не хватает этой вещи, - негромко фыркнул Герман.

Звуки этой маленькой стычки растворились в звуках зала - звоне кофейных чашек, шипении кофе-машины, стуке и шелесте передвигаемых по доске шахматных фигур. Приходили и уходили клиенты, звон колокольчика отмечал их вход и выход, Тройняшки Вей ушли, а Тендо пришёл - с женой и пластинкой для Герка. Чак и Мако касались пальцев друг друга, когда их отцы на них не смотрели. Разговор то разгорался, то стихал...
В заурядной кабинке маленького кафе где-то на северо-восточном побережье Ньют и Герман под столом держались за руки.

@темы: фанфики, переводы, pacific rim, Dead Letter Chorus

URL
Комментарии
2015-03-17 в 23:09 

Hekikai
Вот каждый раз, когда они такие, меня разрывает на сотню розовых пони! А вокруг радуги, сердечки... :facepalm3:

Читала в оригинале, но язык знаю плохо( Теперь многое стало понятней! Спасибо большое за перевод! :dance2:

2015-03-18 в 08:55 

ksaS
Праздный мозг - мастерская дьявола
Hekikai, Да, Ньют тут умилительный. Если в промежутке между спадами. А здешний Герман просто один из любимых.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

всякая всячина

главная