ksaS
Праздный мозг - мастерская дьявола
Если вдруг кто соскучился по альтернативному миру с Ньютом и Германом, но без кайдзю (если не считать кафе "Кайдзю Блу" ), то вот ещё одна часть из "Хора мёртвых писем" - "Every Trouble You Found".
Учитывая то, что устраивают тут наши умники, я это перевела как "Наступая на все грабли".

Цикл "Dead Letter Chorus" (Хор мёртвых писем)

Пейринг: Герман Готлиб/Ньютон Гейзлер

Рейтинг можно выставлять разве что за психологические игрища и качественное доведение партнёра до истерики

Перевод: ksaS, корректура и редактура - Леночка.

Размер: 8860 слов


В конце сентября
Среда, 8:45 вечера


Ньют валялся на диване читая, болтая перекинутыми через подлокотник ногами и дожидаясь, когда просигналит плита. Прислушавшись к Герману, который за кухонным столом барабанил по клавиатуре ноутбука, он со вздохом опустил книгу на грудь и повернул голову, чтобы внимательно на него взглянуть.
- Ты уверен, что не хочешь ещё разок её просмотреть? - спросил он, постукивая пальцами по книжной обложке и уже зная ответ.
- Я её уже десять раз просматривал, когда год назад писал чёртовы доказательства... Я знаю эту тему, как свои пять пальцев, - проворчал Герман, глядя сквозь очки в монитор.
- Тогда из-за чего ты так вкалываешь? - загнув страницу, Ньют бросил книгу на журнальный столик и, скатившись с дивана, встал за спиной у Германа.
- Я никак не могу открыть этот чёртов электронный билет, - Герман уставился на экран так, словно тот нарочно хотел ему насолить, и вновь дважды кликнул на файл.
Склонившись, Ньют обнял его за плечи: - Можно заглянуть в твою почту?
Герман нажал в браузере иконку с рабочей почтой.
- Просто распечатай это. Там есть штрих-код, этого хватит, - Ньют поцеловал Германа в щёку, выпрямился, огладив его плечи, и отправился на кухню проверить пирог.
Фыркнув, Герман отправил документ на печать и поднялся, чтобы забрать его из принтера в кабинете.
Вернувшись, он спрятал билет в сумку ноутбука и вновь залез в почту, разыскивая сообщение, которое заметил несколько раньше.

- Я... э-э... получил сегодня утром письмо о внутренней вакансии. Там открылась исследовательская позиция на кафедре биологии, - сказал он, следя взглядом за передвижениями Ньюта.
- Ага, - неопределённо ответил тот, вытаскивая пирог из духовки, - Перекинь его мне, я знаю нескольких ребят, которых это могло бы заинтересовать. Хочешь к нему мороженого?
- Что? О, нет. Спасибо, - Герман стиснул пальцами переносицу и, сняв очки. развернулся вместе с креслом к Ньюту, - Я подумал... это место выглядит просто идеальным для тебя.
- У меня уже есть работа, - пожал плечами Ньют, поднимая нож и аккуратно прорезая решёточку из теста, вишнёвую начинку и хрустящее донышко.
- Разве ты не говорил, что соскучился по исследованиям? - спросил, поднимаясь, Герман. Он прошёл на кухню, зацепил ручку трости за стойку и оперся на столешницу, наблюдая, как Ньют аккуратно перекладывает кусок пирога из формы на тарелку.
- Да, случаются такие мысли, - пожал плечами Ньют и, подвинув Герману тарелку, облизнул палец, - Я имею в виду, что соскучился по изучению новых штук и всякой хрени... но я и тут каждый день узнаю что-то новое. К примеру, я невероятно близок к тому, чтобы испечь идеальный вишнёвый пирог, - Ньют отрезал ломтик для себя, переложил на тарелку, откусил и тут же что-то пометил в блокноте, лежащем на стойке.
- Ну, как?
- Хорошо, - Герман попробовал ещё кусочек и хмуро посмотрел на свою тарелку, - Разве ты не чувствуешь, что способен на что-то... большее?
- Да, чего-то не хватает... - задумчиво сказал Ньют, - Слишком масляное тесто? Я имею в виду, что начинка и тесто сами по себе прекрасны, но сочетание и...
- Ньютон, я не о проклятом тесте говорю, - поставив тарелку на стойку, Герман шагнул к Ньюту и положил ему руки на бёдра, - Ты мог бы делать гораздо большее. Я просто думаю о всём том, что ты мог бы открыть - регенерация органов, лекарства, я не знаю... революция в применении лягушачьей селезёнки. Ты мог бы помогать людям.
- Герман, - глубоко вздохнув, Ньют отложил вилку и положил руки поверх ладоней Германа, пристально глядя на него, - Я помогаю людям. Мне не нужно находиться в лаборатории, чтобы это делать.
- Но ты подумай о тех вещах, которые ты мог бы сделать, если бы был там, - Герман сжал бёдра Ньюта, пытаясь заставить его взглянуть на себя.
- Я думаю, - тихо сказал Ньют, глядя вниз, чтобы не смотреть на Германа, - Но теперь я не там.
- Ты мог бы быть там, - выпустив Ньюта, Герман махнул рукой в сторону компьютера, - Университет вцепится в возможность заполучить тебя снова.
- Герман, ты о чём? - вопросительно взглянул Ньют.
- Я просто не хочу, чтобы ты растрачивал свои мыслительные способности...
- В кафе? - раздражённо спросил Ньют и отвернулся, скрестив на груди руки.
- Да! Нет-нет, я не это имел в виду. Ты сколько всего можешь дать, Ньютон, - протянув руку, Герман сжал плечо Ньюта, пытаясь заставить его посмотреть в глаза.
- Я уже давал, - сказал Ньют, высвобождаясь и отходя.
- Ты его даже не просмотришь? - дотянувшись до трости, Герман последовал за ним в гостиную, - Ты ведёшь себя как эгоист.
- Ха! Точно! Я эгоист. Я себя берегу, и я эгоист, - развернувшись, Ньют упёр руки в бока, глядя на Германа, - Я не более способен вернуться назад, чем ты - заняться бегом.
- Это совершенно не одно и тоже, - резко остановившись, Герман уставился на Ньюта.
- Ой, правда? Не одно и тоже? Ты думаешь, раз тебе это не видно, то это что-то другое? Это всё у меня в голове?
- Но ведь это всё и есть у тебя в голове, - сказал Герман, стукнув тростью - эхо от удара отозвалось в тишине комнаты. Он поднял руку к лицу и потёр глаза, - Я не это хотел сказать.
- Пошёл ты, - зло посмотрел на него Ньют, сжимая кулаки.
- Я не...
- У тебя самолёт, на который надо успеть, - ровно сказал Ньют, обрывая возражения и, сжав челюсти, отвернулся к окну.

- Ньютон, пожалуйста... - подойдя ближе, Герман положил ему на плечо руку.
- Я думаю, что тебе пора идти, - стряхнув ладонь Германа, Ньют отступил в сторону.
- Это бы ужасно с моей стороны. Я не верю...
- Господи, Герман, ты можешь просто уйти?! Прямо сейчас я действительно не хочу продолжать этот ёбаный разговор! - Ньют облокотился на подоконник, глядя в никуда и слушая, как кровь стучит в ушах.
- Пожалуйста, я выбрал неудачное слово. Позволь мне объяснить...
- Нет! Господи, что за ёбаный пиздец, Герман. Свали уже нахуй, - оттолкнувшись от подоконника, Ньют рванул на кухню, освобождая Герману проход.
Тот потянулся к нему, пытаясь ухватить на ходу за плечо, но Ньют отмахнулся от него, шлёпнув по руке. Герман двинулся следом, и остановился, чувствуя, как сжимается сердце.
- Я возвращаюсь из Женевы в ночь на воскресенье. Это даст нам время... остыть. Мы сможем поговорить позже? - спросил он вернувшегося Ньюта.
- Как скажешь, - взяв вилку, тот сердито ткнул ею свой кусок пирога.
Вздохнув, Герман подошёл к столу, упаковал ноутбук в сумку и повесил её на плечо. Он взглянул на Ньюта, который отвернувшись от него продолжал терзать вилкой пирог.
- Я люблю тебя, - сказал Герман, закончив сборы.
Ньют фыркнул.
- Я увижусь с тобой... когда я увижусь, - Герман спустился по лестнице, вышел из кафе и направился к себе, чтобы сложить вещи и вызвать такси.
Ньют выждал ещё десять минут, прежде чем проверил, заперты ли двери.
........................................................................................................................................
Четверг, 14.00
Кому: Ньютону Гейзлеру
От кого: от Германа Готлиба

Прости меня.

................................................................................
Пятница, 20.00
Кому: Ньютону Гейзлеру
От кого: от Германа Готлиба


Ньютон, то, что я сказал, было слишком болезненно. Не могу себе представить, как загладить эти необдуманные слова. Я неверно поступил, сказав это, и ещё более неверно - так подумав. Итак, вкратце: на самом деле я в это не верю. Я надеюсь, что ты найдёшь в себе силы позволить тебе всё объяснить.
Я скучаю по тебе.
Я люблю тебя.
Твой Герман.

...................................................................................

Суббота, 20.00
Кому: Ньютону Гейзлеру
От кого: от Германа Готлиба


Я очень сожалею. Ответь, пожалуйста. Я ужасно скучаю.

......................................................................................

Суббота, 22.00

Герман ещё раз проверил почту и отправленные письма. Возможно, на прощальном ужине он выпил на несколько бокалов вина больше, чем нужно, и в результате от пессимизма перешёл к унынию. Сняв очки, он положил их на стол и закрыл ноутбук. Он поднялся, опираясь на трость и спинку кресла, пошатываясь, добрался до одной из кроватей и неуклюже сел на неё. Его трость соскользнула на пол, и он фыркнул, заметив это. Вытащив из-под телефона на тумбочке листок с инструкциями, он просмотрел его, выясняя, как выйти на внешнюю линию и, взяв свою записную книжку, открыл номер, записанный на передней обложке.

 

Глубоко вздохнув, чтобы придти в себя, он набрал номер. Над последней цифрой палец неуверенно застыл, прежде чем решительно нажать на клавишу. Он слушал щелчки помех, пока линия не подключилась и не зазвучали гудки вызова. Закрыв глаза, он медленно выдохнул, пока...

- Это Ньют. Оставьте сообщение.

- Как я соскучился по твоему голосу, - вздохнул Герман, плотнее прижимая трубку к уху, - Я надеялся поговорить с тобой напрямую, но не виню за то, что ты не берёшь трубку. Мне столько нужно сказать тебе, но это не для автоответчика. Я хочу сказать тебе это лично. Я скучаю по твоему лицу. Я скучаю по тебе. По всему тебе, - опершись локтем о колено, Герман опустил голову на руку и вцепился в волосы, - Я был непонятливый, бессердечный, чёрствый дурак. Я надеюсь, что ты меня простишь, - пригладив волосы. Герман выпрямился, пытаясь выбраться из смыкающегося над ним осознания своей вины, - Мой самолёт вылетает отсюда в четыре по местному времени. Завтра в десять вечера я должен быть дома. Я позвоню тебе, как только смогу... Я люблю тебя. Ньют.

Положив трубку, Герман подтянул на постель ноги и, не раздеваясь, свернулся на боку. Понимание, что боль, которую чувствует он, не идёт ни в какое сравнение с той, что он бездумно причинил Ньюту, совершенно не облегчало жизнь.

Он сможет пережить ещё один день.

......................................................................................

Понедельник, 11.00

Стоя за прилавком, Ньют взял свой телефон и коснулся экрана, чтобы проверить, есть ли сообщения. Его пальцы с обгрызенными ногтями пробарабанили по столешнице короткое нервное стаккато. Там не было ничего, кроме пропущенного звонка от Германа в 8.30, он не оставил новых сообщений в голосовой почте и не позвонил ночью, как обещал. Погипнотизировав телефон взглядом, Ньют позвонил Герману домой, а затем и на службу. Не получив ответа, он взлохматил волосы, и набрал номер Мако.

- Эй, Мако! Да, ты сможешь забежать на пару часов? Тут есть кое-что, что мне нужно сделать, и... нет, он не... Да, я знаю. Я просто... Слушай, ты можешь придти или нет? Я испеку тебе пирог. Я испеку два пирога... Пряники в виде динозавров? Я испеку тебе всех пряничных динозавров. Каждый раз, когда захочешь... да, с глазурью. Я не мещанин какой-нибудь... ок, отлично. Спасибо. Увидимся через час, - Закончив разговор, Ньют секунду помедлил, прежде чем заблокировать экран, и затолкал телефон в карман. Всё, что он теперь мог - ждать.

......................................................................................

Понедельник, 12.30
Герман глубоко вздохнул, вошёл в "Кайдзю блу" и подошёл к прилавку, за которым стояла Мако. То, что Ньюта не было здесь в будний день, не сулило ничего хорошего.
- Добрый день, мисс Мори. Ньютон наверху?
- Нет, доктор Готлиб. Он ушёл двадцать минут назад, - сказала она, холодно взглянув на него, - Искать вас.
- Что он сделал? - Герман уставился на Мако, чувствуя, как ужас заполняет его изнутри.
- Он сказал, что это будет "наглядный урок", - ответила Мако, приподнимая бровь.
- Я не знаю, что ты натворил, но лучше бы тебе это исправить, - сказал Чак, хрустнув костяшками пальцев.
- Вы думаете, что можете заставить меня чувствовать себя хуже?- Герман презрительно сверкнул на него глазами, - Вызовите мне, пожалуйста, такси. Кампус. Плимптон. Я подожду снаружи.
Не дожидаясь ответа, он развернулся, вышел и встал на углу, сжав навершие трости и ощущая навалившуюся усталость. Подняв плечо, он зевнул в ткань пиджака, чувствуя, как предыдущие тридцать шесть часов конференции и дороги начинают брать своё.
Подъехавшее такси отвезло его к кампусу и оставило вместе с наполняющими его мрачными предчувствиями возле здания.
................................................................
Понедельник, 12.55
Уворачиваясь от студентов, сосредоточившись на ритме песни, звучащей в наушниках, Ньют поднялся по лестнице старого здания. Добравшись до верха, он кинулся к висевшему на стене списку кабинетов и искал, ведя по нему пальцем, пока не нашёл номер комнаты Германа, снабжённый указывающей направо стрелочкой. Шагнув в толпу студентов и педагогов, он поспешил по коридору, стараясь ни с кем не соприкасаться.
Остановившись возле нужной двери, он вытащил один из наушников и постучал
по массивной деревянной панели, пытаясь заглянуть через матовое стекло окошечка: - Герман! Открой, Герман!
- Готлиб не встречается со студентами вне рабочего времени, - сказал кто-то, ткнув пальцем в висящую на двери бумажку, - И он не любит, когда его называют как-то иначе, кроме как "доктор Готлиб".
- Я что, похож на студента?! - взорвался Ньют, не глядя на говорившего и вытащил из кармана телефон. Открыв календарь, он проверил расписание, которое дал ему Герман - до трёх нет занятий.
- Чувак, я просто пытаюсь помочь.
- Спасибо, но у меня всё схвачено. У меня всё круто. Всё хорошо. Я в порядке. Всё в норме. Просто... уйди. Уйди-уйди-уйди-уйди.... - продолжая бормотать себе под нос "...уйди...", Ньют, ёжась, отстранился от студента, вышел из календаря и набрал рабочий номер Германа, прижимаясь лицом к дверному стеклу и всматриваясь внутрь.

Там, в кабинете, не было никакого движения и звонил телефон. Он проверил. Потом вызвал квартиру Германа. Он уже побывал в квартире Германа. И того не было в его кабинете. Он рассчитывал, что Герман будет в одном из этих двух мест. Он рассчитывал. Он не должен предполагать. Может быть, он где-то на территории кампуса. Или он всё ещё в Женеве. Возможно, он решил, что с него довольно, и собрался остаться в Швейцарии. Может быть, самолёт врезался в склон горы, - он посмотрел количество неотвеченных вызовов квартиры Германа.
Может быть Герман собирался пойти на работу и был сбит автомобилем, и Ньют никогда не узнает, потому что никому не придёт в голову ему сообщить. Может быть, он упал в душе и разбился о кафель. О, Господи, что если Герман лежал в ванной, а Ньют только заглянул и крикнул через дверь, в то время как он на полу истекал кровью. Что, если...
- Ньютон!
Подняв взгляд, Ньют обнаружил, что он успел сползти по двери и сидит, задыхаясь и пялясь на свои руки. Герман прокладывал себе дорогу через компанию студентов, остановившихся, чтобы посмотреть на Ньюта, и громко требовал прекратить глазеть и отправиться на занятия.
- Срань господня! Тебя не было ни в твоём кабинете, ни дома, и я не мог тебя отыскать. Я думал, что ты умер, - Ньют вскочил и вцепился в руки Германа до сведённых пальцев, чтобы наверняка убедиться, что Герман здесь, перед ним, - Я думал, ты умер.
- Со мной всё хорошо. Всё в порядке. Позволь мне открыть дверь, и ты войдёшь внутрь, - обняв Ньюта за плечи, Герман развернул его к двери и принялся отыскивать в кармане ключи, глядя на тех студентов, сквозь толстые черепа которых не дошли его указания.

Отперев дверь, Герман впустил Ньюта и закрыл кабинет. Он чувствовал, как руки Ньюта обвили его талию, а между лопаток вжалось лицо, бормочущее литанией "не умер, не умер, не умер..." в спину его пиджака. Герман прижал свою ладонь поверх руки Ньюта, гладя его запястье, шепча извинения и чувствуя, как сбивается с ритма сердце.
- Чёрт возьми, Герман, - сказал Ньют, с трудом разжимая руки и отступая на середину комнаты, - Вот это. Это... Ты думаешь, что всё это просто у меня в голове? Что я просто всё слишком близко принимаю к сердцу? Это просто способ, которым работает мой мозг. Я не могу выбрать, из-за чего психану. Я не могу выбрать, как именно психану, когда психую. Я не могу выбрать, когда. Если ты хочешь думать, что всё это у меня в голове, то продолжай, но тогда мы больше не вместе.
- Я не верю, что это случится, - помотал головой Герман.
- Ты думаешь, что я собираюсь пустить тебя обратно, когда ты считаешь, что я просто дурака валяю? Ни единого шанса, - Ньют зло уставился на него, уперев руки в бока.

- Нет, не то. В это я верю. Я этого не хочу, но верю, что ты оставишь меня за то, как поступил. И ты будешь прав, - выйдя на середину комнаты, Герман встал перед Ньютом, - Я не верю, что твоя проблема - выдуманная. Я нанёс тебе неизмеримый, огромный ущерб, и это сейчас то, о чём я в своей жизни сожалею сильнее всего. Я бы с радостью сказал тебе, что у меня была для этого причина, но... всё, что меня извиняет, это то, что я всё ещё питаю интерес к карьере, к которой мы оба стремились, хотя выбор этого же пути более не является для тебя возможным.
Это не слишком хорошая причина, - неуверенно сказал Ньют, скрещивая на груди руки.
- Нет, - согласился Герман, пристыжённо глядя вниз, - Нет.
- Чёрт возьми, Герман, - плечи Ньюта поникли, он устало потёр лицо, - И что нам теперь делать?
- Я не знаю... Я... - Герман замолчал, досадуя на внезапную неспособность сформулировать свои мысли. Глубоко вздохнув, он взглянул в глаза Ньюта, стараясь внушить ему, что не лжёт,
- Исследования всегда были моим спасением. Здесь я ближе всего подходил к настоящему счастью... Я хотел, чтобы и для тебя... хочу, чтобы и ты... я хочу, чтобы ты был счастлив, Ньютон. Но... я не знаю, как дать тебе это.
- Блядь. В жизни не встречал человека, у которого бы всё настолько получалось через жопу. Я счаслив... был, - расстроенно посмотрел на Германа Ньют.
- Я не могу даже попытаться выразить, как мне жаль, что из-за меня это уже не так, - вздохнул Герман, горько скривив рот, - Я... я кое-что почитал, пока был в Женеве. Про... - Герман неловко помахал рукой возле головы, - про тревожные расстройства и прочее. Если бы я сделал это раньше, это могло бы спасти нас от боли, но я хочу, чтобы ты знал... Я пытаюсь стать лучше. Я хочу стать лучше. Для тебя. Пожалуйста, позволь мне попробовать сделать это для тебя?
- У меня нет на это сил, - сказал Ньют, с тяжёлым вздохом глядя на пол где-то между ними.
- Если тебе нужно время - оно у тебя есть. Я не буду тебя торопить, - сказал Герман, мрачно глядя на Ньюта.
- Я не хочу времени. Я хочу, прежде всего, чтобы ты этого никогда не говорил, - Ньют нервно взлохматил волосы, - Я не могу примирить человека, которым ты был, с человеком, которым ты оказался. Я просто... я не могу уложить это в голову.
- Я всё ещё тот же самый человек, Ньютон. Я неудачно выбрал фразу в совершенно неподходящий момент, но я всё ещё тот же человек - человек, который любит тебя. Безоговорочно.
- Тьфу. Блядь. Ну не мудак ли я? Я мудак. Я такой ёбаный мудак. Я не должен этого делать.. Совершенно не должен. Но, ебать... Ебать ёбаное дерьмо, блядь, - подсунув пальцы под очки, Ньют вытер глаза и, тяжело дыша, вцепился в волосы. Дав себе время собраться, он потёр лицо и устало взглянул на Германа, - Я тебя не простил. Но... Я просто... Тьфу... Я хочу обняться. Так... Вот так вот.
- Всё, что хочешь, Ньютон. Я хотел бы сделать что-нибудь, чтобы восстановить всё между нами.

Медленно подойдя, Ньют позволил себе прижать голову к груди Германа. Помедлив, он схватил математика за лацканы пиджака и отчаянно притянул к себе.
- Просто... не будь мудаком. Я не хочу, чтобы ты был таким мудаком.
- Я изо всех сил попытаюсь. Я ужасно извиняюсь. Просто словами не могу выразить, насколько сильно, - Герман наклонил голову, чтобы прижаться губами к макушке Ньюта и, прикрыл глаза, вдыхая запах, по которому так скучал со дня отъезда.
- Прекрати извиняться, придурок, и обними меня, - глухо сказал Ньют в его рубашку.
Прислонив трость к столу, Герман стиснул Ньюта в объятиях, прижался щекой к его волосам и закрыл глаза, чувствуя, как от облегчения тело пронизывает нервная дрожь.
- Я скучал по тебе, - прошептал он.

Ньют выпустил его лацканы, чтобы запустить руки под пиджак, и повернул голову, прижимаясь к плечу Германа: - А я был просто зол на тебя. И разочарован. Нам было так хорошо.
- Было. Я не могу найти слов для извинения за то, что испортил наше будущее, - сказал Герман, гладя Ньюта по спине, чтобы успокоить себя прикосновениями к нему.
- Прекрати извиняться, Герман, - сказал Ньют ему в плечо, - Ты уже столько раз извинился, что это утратило всякий смысл. Мне надо заставить тебя написать эссе про твою ошибку, - отстранившись, он серьёзно посмотрел ему в глаза, - Как я могу поверить, что ты опять не устроишь такое же дерьмо?
Сдержав очередной готовый вылиться поток извинений, Герман прижал ладонь к щеке Ньюта: - Я никогда не перестану пытаться восстановить твою веру в меня. Даже если это придётся делать до самой моей смерти. Я скорее откажусь от воздуха и воды, чем от тебя.
- Это... неплохое начало, - медленно выдохнул Ньют и закрыл глаза, подставляя лоб под поцелуй, - Через сколько у тебя лекция?
Герман взглянул на настенные часы: - Я начну готовиться через час.
- Хорошо. Давай посидим, - отстранившись, Ньют повёл его к кожаному дивану, стоящему возле стены, толчком заставил усесться на него, а потом и уложил, свернувшись калачиком рядом с Германом и прижав ладонь к его груди.
- Я понимаю, что ты имеешь в виду, говоря про исследования, - сказал он в рубашку Германа, перебирая его пуговицы, - Я знаю, ты думаешь, что я зря растрачиваю себя в "Кайдзю Блу" и, да, я мог бы сделать свой вклад в базу мировой науки... но я сделал это уже шесть раз, и... Мне нравится то место, в котором я сейчас. Это моё. Это мой дом. Мне нравится ходить на работу, и мне нравится вставать в пять утра, чтобы заняться выпечкой. Мне нравятся люди - Чак и Мако, и Стэкер, и Геракл, и Тендо, и Райли. Я люблю возможность понемножку заботиться о них каждый день. Они - моя семья.
- " Блу" - совершенно особенное место. Я не хочу его у тебя отнять. Я... я тоже нашёл там свою семью, - Герман сжал плечи Ньюта и поцеловал его в висок. Несмотря на сонливость, он пытался не позволить себе расслабиться и заснуть, - Я всегда отделял свою физическую ограниченность от своих интеллектуальных занятий, одно не влияет на другое и наоборот. Я пришёл к выводу, что невольно применил к тебе свою собственную внутреннюю логику... и это просто совершенно невозможный подход.
- Герман, - несчастным голосом сказал Ньют - его рот искривился, пальцы руки, лежащей на груди Германа, впились в ладонь.
- Без твоего опыта ты не будешь собой. Я не могу разделить тебя на несколько частей и не обращать внимания на какие-то вещи, которые делают тебя тем, кто ты есть, - Герман погладил руку Ньюта, и, взяв его за подбородок, вынудил посмотреть себе в глаза, - я люблю тебя, Ньютон. Всего тебя. Я не могу иначе. Теперь я это знаю.
Вздохнув, Ньют оперся подбородком на его грудь: - Ты единственный, кто может заставить меня так мучиться, - тихо сказал он, - когда мы в порядке, у нас всё просто охуенно, но когда мы не... он печально посмотрел на Германа, - мы сможем вернуться к норме?
- Я хотел бы сказать тебе уверенное "да". Я хотел бы тебе сказать, что никогда не причиню тебе боль, - ответил Герман, поглаживая его затылок, - Но я не могу тебе это обещать. Я могу сказать, что никогда не причиню тебе боль сознательно. Я всегда буду стараться исправить любой несправедливый поступок и загладить любой вред, который причинил. Ты стоишь моего времени и моих усилий. Ты стоишь того, чтобы не искать лёгких путей.

Закинув руку за голову, Ньют поймал ладонь Германа и положил к себе на грудь, - Спасибо, - сказал он, осторожно сжимая ладонь, - Мы сможем сделать это, - он прикусил губу, на секунду отвёл взгляд в сторону и вновь посмотрел в глаза Германа, - возможно, чтобы вернуть всё назад мне понадобится время, но... Со мной так же. Как бы больно сейчас ни было, я в самом деле хочу опять тебе доверять - ты понятия не имеешь, как сильно... и... я хочу, чтобы всё получилось.
-Я тоже этого хочу, - Герман поцеловал его руку.
Ньют сжал губы, глубоко вздохнул и медленно кивнул ему. Опустив голову на грудь Германа, он закрыл глаза, прислушиваясь к скрипу обуви и голосам людей в коридоре. Позволив себе просто расслабиться рядом с тёплым телом, прижимающимся к его боку, он думал, что может справиться - когда они не разговаривают, всё гораздо легче. Он позволил себе просто плыть по течению, стараясь не думать, возможно ли, чтобы Герман смог до конца загладить свою вину.
- Как прошла презентация? - спросил он, устав от эмоциональной встряски и желая хотя бы на время притвориться, что всё идёт по-прежнему.
- Хорошо приняли. Аплодировали, и потом было несколько интересных вопросов, - ответил Герман, продолжая поглаживать руку Ньюта.
- Круто. Посмотрел ещё какие-нибудь интересные презентации?
- Некоторые из них, - ответил Герман, удерживаясь от того, чтобы сказать Ньюту, что ему было не до этого, - один господин из Квебека выступил с докладом о механике внутреннего сгорания с демонстрацией, тебе бы понравилось, мне кажется.
- Как зовут? Поищу, когда дойду до дома, - ответил Ньют, нервно играя с его рукой.
- Я сейчас не помню. Найду и пришлю тебе, - сказав это, Герман взглянул на часы и вздохнул, - У меня скоро лекция. Ты нормально вернёшься домой, или хочешь подождать здесь, пока я не вернусь?
Прикусив губу, Ньют выпустил его руку и сел, - Я пойду.
- Ты уверен? - спросил Герман, не двигаясь с места и гладя его спину, - Ты можешь остаться.
- Нет, я в порядке. Я вызвонил Мако в последнюю минуту. Должен вернуться, чтобы её отпустить, - Ньют встал, потянулся и ощупал себя, разыскивая наушники.
- Может быть, мне тебя проводить? - Герман осторожно спустил ноги с дивана и, потирая бедро, с надеждой посмотрел на Ньюта.
- Конечно, - пожал плечами Ньют и, забрав прислонённую к столу трость, передал её Герману.
Приняв трость, тот напряжённо улыбнулся: - Дай мне минутку, чтобы собрать вещи, - он подошёл к шкафу, выдвинул второй ящик снизу, пролистал подвесные папки и, найдя нужную, положил её на стол.
- Что за занятие у тебя на этот раз? - спросил Ньют, глядя как Герман быстро просматривает статьи и слайды.
- Динамика жидкостей. Это в основном новички, так что группа не такая тупая, как могла бы быть, - фыркнул Герман, выравнивая бумаги и складывая их назад в папку. Сунув руку под стол, он вытащил из-под него рюкзак, спрятал в него папку и, повесив рюкзак на плечо, шагнул к Ньюту: - Готов?
Тот посмотрел на дверь и глубоко вздохнул, собираясь с силами: - Насколько возможно.

Герман подошёл к двери и, взявшись за ручку, обернулся, чтобы взглянуть на Ньюта: - Когда я закончу, студентов будет меньше.
- Нет, - покачал головой Ньют, - Пластырь лучше сдирать разом. Раньше уйду - скорее окажусь дома. Тем не менее, спасибо.
Кивнув, Герман открыл дверь, выпустил Ньюта и вышел сам, заперев дверь за собой. Обернувшись, он увидел, что тот сгорбился и подозрительно оглядывается, и коснулся его пальцев, предлагая взять за руку.
Ньют взглянул на руку Германа, перевёл взгляд на его лицо - и, увидев на нём волнение и намёк на осторожную ободряющую улыбку, крепко сжал его ладонь, позволяя отвести себя к лифту. Молча они спустились вниз и пересекли квадратный двор, где Герман, выбрав местечко потише, встал, неловко переминаясь, перед Ньютом: - Моя лекция в этом здании, - показал он, - Ты хочешь, чтобы я проводил тебя дальше, или справишься?
- У меня есть наушники. Я в порядке, - Ньют показал наушники и принялся распутывать провод.
Ещё мгновение Герман нерешительно следил за вознёй Ньюта, прежде чем протянуть к нему руку: - Я знаю, что ты всё ещё сердит на меня... но я очень хотел бы поцеловать тебя на прощание.
Ньют замер.
- Тут много народа, - сказал он, показывая на студентов, слоняющихся по двору.
- Если тебе неудобно, я могу...
- Не мне. Ты сказал: не в публичных местах. Тебя не волнует, что твои студенты перестанут тебя уважать? - Ньют, прищурившись, посмотрел на Гермавна.
- Мои студенты могут... проваливать, - махнул рукой Герман, - Для меня важен ты, и... Мне жаль, если я не дам никому это увидеть. Тебе прежде всего.
- О, - тихо сказал Ньют. Секунду он испытующе смотрел на Германа, прежде чем кивнуть и поднять голову, чтобы тот мог прижаться к его губам в медленном, нежном поцелуе.
Склонившись сильнее, Герман взял его лицо в ладони, вкладывая в этот поцелуй все те извинения и эмоции, которые был не в силах выразить. Он целовался, не обращая внимания на свист и крики: - Давай-давай, профессор! - доносившиеся с другого конца двора. Прежде чем отстраниться, он скользнул рукой по шее Ньюта и упёрся лбом в его лоб.
- Приходи сегодня вечером, - выпалил Ньют и широко раскрыл глаза, словно сам удивившись словам, выскочившим помимо воли, - Не для... Я имею в виду... Я устал спать один.
- Как ты захочешь, - коротко поцеловав его ещё раз, Герман сделал шаг назад, серьёзно глядя на Ньюта.
- Я собираюсь как-нибудь заставить тебя посмотреть "Принцессу-Невесту" - покачал головой Ньют.
- Возможно, это станет для тебя сюрпризом, но я уже видел, - Герман сжал его плечо.
- О как! - Ньют неуверенно улыбнулся, глядя на Германа сквозь ресницы.
- В семь будет нормально? - спросил Герман, выпуская его плечо, чтобы поправить лямки рюкзака
- Да, конечно. Я...э-э... увидимся, - Ньют заткнул уши наушниками, сунул руки глубоко в карманы и торопливо зашагал через газон в сторону кафе.
Герман следил за ним взглядом. Когда Ньют скрылся из вида, он развернулся и тяжело вздохнул, пытаясь собраться перед лекцией.

PS Вся история не влезает в один пост, так что "продолжение следует".



@темы: фанфики, переводы, pacific rim, Dead Letter Chorus