10:33 

ksaS
Праздный мозг - мастерская дьявола
Продолжение "Every Trouble You Found" - ( "Наступая на все грабли" ).

Цикл "Dead Letter Chorus" (Хор мёртвых писем)

Пейринг: Герман Готлиб/Ньютон Гейзлер

Рейтинг можно выставлять разве что за психологические игрища и качественное доведение партнёра до истерики

Перевод: ksaS, корректура и редактура - Леночка.

Размер: 8860 слов

Понедельник, 18.55

Ньют поставил еду подогреваться и закрыл дверцу духовки. Он взялся за какие-то столовые приборы, когда его телефон зазвонил, высветив на экране незнакомый номер. Задвинув бедром ящик стола, он ответил: - Вы говорите с Ньютом.
- Алло? Ньютон? Я, э-э...
- Герман? Лучше бы тебе не отменять встречу. Погоди, откуда ты звонишь? С тобой всё в порядке? - говоря, он подошёл к столу и сбросил на него ножи и вилки, чтобы приняться за сервировку - концентрация внимания на каком-то материальном действии гарантировала, что его разум не пустится во все тяжкие.
- Что? Я... Нет, я стою на улице, - через потрескивающий динамик голос Германа звучал металлически.
- О, отлично, хорошо, я буду прям... - ответил Ньют, чувствуя прилив облегчения, и уже развернувшись, чтобы сбежать по лестнице, резко затормозил: - Подожди, чего?..
- Ты никому не должен давать этот номер. Это в твоих же интересах.
- Ты обзавёлся мобилой? - спросил Ньют, отойдя от шока и направляясь к лестнице, чтобы впустить Германа.
- Да. Я э-э... подумал, что пришло время. Кроме того, я... нет, я подожду, пока ты спустишься.
- Ладненько, типа через пять секунд буду, - проходя через кафе и подсобку, Ньют выключил мобильный и запихал его в карман. Открыв боковую дверь, он посторонился, пропуская Германа.

- Добрый вечер, Ньютон, - сказал Герман, входя.
Ньют закрыл дверь и обернулся к нему, вопросительно подняв бровь: - Ты собирался мне что-то сказать?
- Да. Да, я... э-м... Если я тебе когда-то понадоблюсь - позвони мне. Если ты из-за меня когда-нибудь забеспокоишься - позвони мне, - Герман шагнул к нему и, обхватив затылок Ньюта ладонью, осторожно поцеловал его в лоб, - Мне очень жаль, что пришлось так довести тебя, чтобы понять необходимость этого.
- Ох... Точно. Да нет, обычно всё не так плохо. Обычно я могу себя уболтать, понимаешь? Чак пошёл домой - он в порядке, Мако по четвергам выходит на связь - она в порядке, ты на работе - ты в порядке. Меня просто... немного переклинило сегодня, - Ньют склонил голову, пряча глаза от Германа.
- Мако мне сказала, - тихо ответил Герман, - Я пришёл, чтобы увидеться с тобой и обнаружил, что ты отправился на поиски меня. Она передала мне твои слова, - Герман показал лежащий на ладони телефон, - Я усвоил урок.
Потеряв дар речи, Ньют уставился на его руку. Герман с трудом удержался от желания отодвинуться, чтобы прервать эту неловкую сцену.
- Я не надеюсь вернуть наше счастье за один день, - сказал он, серьёзно глядя на Ньюта, но я хочу, чтобы ты знал - я действительно стараюсь, а не просто кормлю тебя красивыми обещаниями.
Всё ещё продолжая смотреть на руку Германа, Ньют медленно кивнул, а потом, отодвинув её, шагнул вперёд, чтобы запустить Герману руки под пиджак и крепко его обнять.
- Спасибо, - он вжался лбом в грудь Германа, - Это много значит.
Герман обнял его в ответ и поцеловал в висок.
- Ужин готов, - сказал, отстраняясь, Ньют, - Пошли.
.................................................................................................................
Он поднялся наверх первым и к приходу Германа уже поставил форму для запекания на лежащую на столе пробковую доску.
Герман снял пиджак, повесил его на спинку стула и уселся, пока Ньют выкладывал куски какой-то овощной запеканки на его и свою тарелки. Они приступили к еде в тишине, которая была почти неуютной. Несмотря на голод, Герман старался есть не спеша, чтобы не обгонять явно не заинтересованного в еде Ньюта.
- Ты не позвонил вчера вечером, - сказал Ньют, тыча вилкой в кусок цветной капусты.
- Мой рейс задержали, - Герман вытер салфеткой рот, - Я провёл в Цюрихе пять лишних часов и вернулся домой после трёх ночи. Я подумал, что ты, возможно, не оценишь звонок в такое время.
- Да, вероятно нет, - Ньют отправил кусок капусты в рот и принялся жевать, - Почему не оставил сообщение сегодня утром?
Герман вилкой погонял еду по тарелке, кусая губу и избегая глаз Ньюта, - У меня была встреча с... м-м... физиотерапевтом. Мы работаем над уменьшением последствий остеартрита и... хм... увеличением амплитуды движений. Начинался мой сеанс, и у меня не было времени, чтобы оставить сообщение.
- О,.. Ну...тогда мы ляжем пораньше, - сказал Ньют, поджав губы и оценивающе рассматривая тени под глазами Германа.
- Я в полном порядке, - помотал головой Герман.
- Ты выглядишь очень усталым, - нахмурился Ньют.
- Уверяю тебя, я в полном порядке. Могу делать сегодня вечером всё, что ты захочешь, - Герман выпрямился, стараясь не показывать усталость.
- Ты готов прямо сейчас позволить мне себя топтать, как угодно, так что ли? - опершись на стол, Ньют прищурился на Германа.
Тот принялся внимательно рассматривать еду на своей тарелке: - Я уверен, что ты не сделаешь ничего, чего я не заслуживаю.
- Срань господня, ты в самом деле делаешь это, - Ньют швырнул вилку на тарелку и, потянувшись через стол, схватил Германа за руку, - Херм, так у нас дело не пойдёт...
- Что я должен сделать, Ньютон? - подняв голову оот еды, Герман повернулся к нему, и стало видно, насколько он устал, - Я пытаюсь доказать, что я с тобой. Как я могу это сделать, ставя свои потребности выше твоих?

Сдвинув на лоб очки, Ньют сжал пальцами переносицу и устало потёр ладонями лицо, - Ты не можешь доказывать мне насколько ты "со мной", изматывая себя, - он сжал ладонями виски, запустив пальцы в волосы, - Дело не в том тебе, который старается. Дело в тех штуках, которые выскакивают, стоит тебе расслабиться. Есть часть тебя, которая думает обо мне всякое... и теперь я знаю, что она существует.
Отложив вилку, Герман сложил руки на коленях и уставился в свою тарелку: - Я так думаю не о тебе, я так думаю о себе. Это о том, как я в своём разуме справляюсь с... болью. Я сделал ошибку, сравнив свой способ с твоим. Это больше не повторится.
- Ты... ты как-то мне сказал, что я "предполагаю нормальный уровень и пытаюсь применить его там, где он неприменим" - вздохнул Ньют, сдвигая очки обратно на нос, - не хочу быть задницей и швырять тебе в лицо эти же слова, но... это вроде тоже самое.
- Я тебя простил, - тихо сказал Герман, - я приложил усилия, чтобы понять твоё обоснование и принять во внимание твои чувства. Это... Я... - Герман виновато посмотрел на Ньюта, - Неужели я недостоин прощения?
- Господи, Герман... Я хочу тебя простить, но... это мой разум. Это всё, что я есть - и он работает против меня, - Ньют опустил руки на колени и взглянул на Германа с отчаянной откровенностью, - Я не могу смириться с тем, что и ты действуешь против меня.
- Я не действую против тебя. Я допустил ошибку - в самом деле, огромную ошибку, - его рот скривился, челюсть напряглась из-за попыток заставить голос звучать ровно и не обвиняюще, - Я извинился. Я всё объяснил. Я предложил тебе время для примирения. Ясно, что это не так просто будет исправить. Я говорю тебе, что пытаюсь изменить себя к лучшему и... а ты говоришь, что во мне есть что-то плохое, что я не могу изменить. Я не знаю, что делать. Ты знаешь, как это для меня важно, и каждый раз, когда мы ссоришься, размахиваешь этим над моей головой.
- Я... что? О чём ты говоришь? - Ньют откинулся назад, вцепившись в край стула до побелевших костяшек.
- О тебе, Ньют. О нашей связи, - Герман слабо улыбнулся, фыркнув носом в подобии унылого смешка, - Каждый раз, когда что-то идёт не так, как ты ожидаешь, ты поднимаешь её над моей головой и велишь прыгнуть через обруч. И я прыгаю, пока ты вновь не снизойдёшь. Теперь... ты держишь это передо мной и говоришь, что обруча нет. Я не могу ничего сделать, кроме как ждать, каким будет приговор твоего суда.

- Это то... то, как ты это видишь? - кровь отхлынула от лица Ньюта, он взглянул на Германа широко распахнутыми испуганными глазами.
- Отчасти. У меня связаны руки, - Герман пожал плечами, улыбаясь грустной улыбкой побеждённого, - Я не могу тебя успокоить или убедить в своей искренности. Я хочу быть тем человеком, что поддержит тебя, пока ты вновь не в себе. Я хочу быть человеком, который успокоит твою боль. Я хочу быть человеком, который знает, как её не причинить. Но я... устал, - Герман провёл ладонью по лицу, потёр уголки глаз, - Моя надежда тает, и я не могу сказать - это происходит от истощения или... не было ли это ошибкой? Неужели мы увязли в прошлом, которое надо было оставить позади?
- Нет, - сипло ответил Ньют, решительно помотав головой, - Нет, это... Это... Я... Это не... - он закрыл глаза и глубоко вздохнул, ощущая, как по коже от волнения бегут мурашки, - Я на девяносто восемь процентов уверен, что прощаю тебя. Ты всё сделал верно - более чем верно. Это просто... эти два процента меня убивают. Я не могу просто забить на это.

Герман смотрел на Ньюта - его взгляд был тускл, углы рта опустились: - Я ощущаю это как вакуум, Ньютон. Ты не видишь меня. Я подстраиваюсь, впуская тебя - и ты занимаешь место. Ты расширяешься и расширяешься и расширяешься, и я близок к пределу, позволяющему нам оставаться вместе. Я не знаю, могу ли удержаться.

 

- Нет, Герман, нет, - рука Ньюта метнулась через стол чтобы схватить запястье Германа, пальцы, скользнув по ладони, переплелись с его пальцами и сжали, - Это делает больно сейчас и ещё причинит боль потом, но мы можем с этим справиться. Ты сказал, что мы можем это сделать, и я... тебе верю.

Герман опустил взгляд на руку Ньюта, крепко сжавшую его ладонь. Он ощущал себя заторможенным и отяжелевшим и не мог найти в себе силы дать ответное пожатие: - Я не знаю, во что я верю.

- Сколько ты спал? - спросил Ньют, не выпуская его руки и пытаясь придвинуться поближе.

- Хм? Три часа, приблизительно. Со мной всё в порядке, - ответил Герман, заставляя себя сесть прямее.

- Ты не спал в самолёте или в зале ожидания, так ведь? - спросил Ньют и отметил отсутствие реакции Германа, как согласие, - А потом у тебя была встреча утром... С тобой не всё в порядке. Ты измотан, - Ньют потряс головой, пытаясь отодвинуть на дальний план их проблемы, чтобы суметь сделать то, что необходимо, - Мы не собираемся ничего решать прямо сейчас. Доедай свой ужин и ложись в постель, отдохни хоть немного.

- Уверяю тебя, что я не нуждаюсь в этом, - Герман взял вилку свободной рукой.

- Пожалуйста, не спорь со мной об этом, Херм. Я вижу тебя. Я вижу тебя, - сказал Ньют, крепче сжимая руку Германа, - Ты должен поесть, и ты должен поспать. Это то, с чем мы можем справиться.

Герман взглянул на руку Ньюта, а затем ему в лицо - тот смотрел на него печально и взволновано, прикусив нижнюю губу. Он прикрыл глаза, вздохнул, устало кивнул головой и невольно обмяк в кресле. Его пальцы дернулись вокруг пальцев Ньюта - это слабое движение было единственным, что он смог сделать - и принялся медленно, механически есть. Он слышал, что Ньют последовал его примеру, и они завершили трапезу в тишине, так и не разжимая рук.

 

- Закончил? - спросил Ньют, когда тарелка Германа опустела, и со вздохом отпустил его руку.

Кивнув, Герман позволил своей руке скользнуть вниз, на колени. Он следил за тем, как Ньют собрал тарелки и встал, на секунду задержавшись рядом и сжав его плечо: - Иди спать.

Кивнув, Герман поднялся на ноги и сделал несколько шагов, пошатываясь на ходу. Дойдя до коридора, он обернулся к Ньюту: - Прости, - тихо сказал он, - за всё это обо мне...

- Ты бы... Ты бы сказал мне это всё, если бы не был так измотан? - спросил Ньют (он поставил тарелки в раковину и, подойдя ближе, замер возле журнального столика, глубоко засунув руки в карманы).

- Нет. Я бы никогда...

- Тогда, вероятно, это было то, что мне необходимо услышать, - Ньют пожал плечами, беспомощно крутя руками в карманах, - Иди спать. Утром поговорим подробнее. Я приду попозже.

Герман прошёл по коридору, задержавшись в ванной, чтобы почистить зубы, прежде чем войти в спальню, переодеться в пижаму и заползти в постель. Устроившись на спине, он со вздохом посмотрел на пустое место Ньюта и потянулся к выключателю.

................................................................................

Позже.


Ньют остановился в дверях своей спальни, освещённой лишь фонарём за окном. В этом свете ему был виден Герман - он крепко спал, лёжа на животе, вытянув руку в сторону места, где обычно спал Ньют. Разоблачившись до трусов и надев спальную футболку, Ньют откинул простыню и скользнул в постель, осторожно приподняв руку Германа, чтобы улечься - и ощутил пальцы, сжавшие его руку. Он взглянул на Германа и увидел, что тот смотрит на него, моргая и сонно улыбаясь.

- Соскучился по тебе, - пробормотал Герман, медленно сдвигаясь на постели так, чтобы прижаться к Ньюту плечом и лбом.

- Спи, Херм, - тихо сказал Ньют, опуская руку Германа на матрас возле себя и укладываясь.

Рука Германа ощупью нашла Ньюта и устроилась у него на груди. Герман поцеловал его в плечо и, сопя, потёрся о него носом.

- Я никогда тебе не рассказывал, да? - сонно сказал он в темноте, - Сначала я влюбился в твой ум.

- Ш-ш, Херм, - неловко поморщившись, Ньют отвернул голову к окну.

- Мне было семнадцать лет, - продолжал Герман так, словно Ньют ничего не сказал, - Ты прислал мне письмо на четырёх страницах, исписанных с двух сторон... - он издал тихий смешок, и Ньют ощутил плечом его улыбку.

- Ты работал над одной из первых своих докторских. По биологии, думаю. Что-то, чем я никогда не интересовался, но то, как ты об этом писал, сделало эту тему... красивой. Интересной, - Герман, казавшийся чуть более проснувшимся, потянулся, чтобы уложить руку Ньюта себе на грудь, - Эти страницы были наполнены твоей страстью... казалось, ты сам во плоти в моей комнате... В каждом предложении я мог видеть твои эмоции. Твой почерк менялся - округлый и плавный, когда ты был в восторге от своей работы, - иллюстрируя свои слова, Герман положил свободную руку на грудь Ньюта и сонно провёл по ней указательным пальцем, - и чёткий и точный, когда ты стремился дать мне увидеть - на самом деле увидеть - что именно тебя так увлекло, - медленные и нежные касания сменились короткими жёсткими тычками.

Переполнившись эмоциями, Ньют остановил руку Германа и повернулся, чтобы взглянуть на него.

 

- Я перечитывал это письмо столько раз, что опасался, что чернила сотрутся и оно навсегда исчезнет, - Герман смущённо умолк, - Я скопировал его в блокнот, попытавшись повторить движения твоей ручки, чтобы твои эмоции перетекли в мою убогую копию. Я так расстроился - версия в моём блокноте была совсем не такой, - он издал тихий пренебрежительный смешок, - Я тогда не знал, что это за чувство... Мы тогда переписывались немного больше года... Я никогда не виделся с тобой лично, - он смотрел на Ньюта прояснившимся, хоть и по-прежнему усталым взглядом, - это же чувство я испытываю, когда смотрю, как ты печёшь или говоришь с Тендо о музыке или пытаешься объяснить мне фильмы про Годзиллу, - Герман крепко сжал ладонь Ньюта, - Взгляд на мир вызывает у тебя эйфорию. Ты находишь счастье в чём-то, что тебе нравится, и не боишься этим делиться. Мне бы хоть одну шестьдесят четвёртую твоей отваги... - он взглянул на Ньюта с откровенным восхищением, но, заметив выражение его лица, сник и, выпустив руку Ньюта, отодвинулся на своё место: - Прости, я мешаю тебе спать.

- Нет! Герман... - перевернувшись на бок, Ньют придвинулся к Герману и взял его лицо в ладони, - Это было... Это были верные слова, - он нежно поцеловал Германа и устроился на одной с ним подушке, ткнувшись лбом в его лоб.

Тот осторожно положил руку на бедро Ньюта и, набравшись уверенности, притянул его к себе, - В какой части? Я не... - спросил он, удивлённый внезапной переменой настроения.

- Неважно, в какой части. Всё, что ты сказал, - Ньют навис над ним, целуя.

- Ты предоставляешь мне второй шанс? - тихо спросил Герман.

- Я уже дал тебе второй шанс. Это... сейчас я уверен на девяносто девять и пять десятых процента, - он ещё раз поцеловал Германа, чувствуя, как тот крепче прижимает его к себе.

- Я не понимаю, благодаря чему, но спасибо, - положив ладонь на затылок Ньюта, Герман притянул его голову ближе, - Спасибо.

- Благодаря тому, что ты сказал спонтанно, Герман, - ответил Ньют, по-детски сопя ему в щёку, - Просто... поверь мне. Это было лучшее, что ты мог сказать.

- У нас всё хорошо? - спросил Герман, не веря своему везению.

- Будет, - улыбнувшись, Ньют похлопал его по груди, - Спи. Ты всё ещё измотан. Утром мы по-прежнему будем "мы".

Герман тихо поцеловал его, вновь опустил голову на подушку, закрыл глаза и безмятежно заснул, уверенный в том, что человек, которого он любит, будет рядом с ним, когда он проснётся.

...................................................................................................

В начале октября, двумя неделями позже

Понедельник, 14.15


Кому: Ньютону Гейзлеру

От: Германа Готлиба


Дорогой д-р Гейзлер,

Пожалуйста, посмотри приложенные двадцать пять страниц (без списка литературы) анализа дискриминации лиц с "невидимыми нарушениями" в США на сегодняшний день.

(Библиотекарь сказал мне, что стиль цитирования APA для этого типа работы предпочтительнее, чем AMS, поэтому здесь был использован он).

С уважением,

Д-р Герман Готлиб

Приложение: Дискриминация в отношении невидимых нарушений - Готлиб. H.docx


Понедельник, 18.10


Кому: Герману Готлибу

От: Ньютона Гейзлера


Придурок. Я и предположить не мог, что ты про это вспомнишь.

Спасибо.

Я тебя люблю.

 


@темы: фанфики, переводы, pacific rim, Dead Letter Chorus

URL
Комментарии
2015-06-17 в 12:43 

Tamiraina
Ох, как сказал однажды Чак, они "охуительные няшечки". Пардон за мой французский, но это так)
Мудачат оба периодически, но они все равно классные.
Спасибо за этот перевод!

2015-06-18 в 06:53 

ksaS
Праздный мозг - мастерская дьявола
Tamiraina, Вот-вот, охуительные няшечки.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

всякая всячина

главная